Прошедший матч архив текущего сезона
Серия А, стадион «Мапеи»
5 ноября 2017
Сассуоло 0-2 Милан
Серия А, стадион «Сан-Паоло»
18 ноября 2017
Наполи 2-1 Милан
Лига Европы, стадион «Сан-Сиро»
23 ноября 2017
Милан 5-1 Аустрия
полный календарь Следующий матч
Серия А, стадион «Сан-Сиро»
26 ноября 2017, 17:00
Милан — Торино
Серия А, стадион «Санта Коломба»
3 декабря 2017, 14:30
Беневенто — Милан
Лига Европы, стадион «Дженерали Арена»
7 декабря 2017, 21:00
Риека — Милан
Статьи и материалы

Большое интервью Паоло Мальдини в La Republica

10 февраля 2013, 23:25

Дом Паоло Мальдини находится недалеко от стадиона, где прошла его жизнь.

В день, когда там играется матч, если прислушаться, можно уловить приглушенный шум автомобилей и мотоциклов, движущихся на Сан-Сиро. Участники этой процесии порой и не подозревают, что жилище героя прежних времен где-то совсем рядом.
Сегодня футбола нет, и даже не надо ни на работу, ни в школу. В белой гостиной, где ничто не выставляет напоказ недавнее прошлое одного из величайших итальянских футболистов, предприниматель Мальдини говорит о футболе с непреходящей любовью и без какой-либо тоски. А сыновья Кристиан и Даниэль заглядывают к нам, чтобы поздороваться.
Мальдини предстает таким: 44-летний успешный мужчина, довольный собой и своей семьей, бывшая звезда футбола, которая, чтобы жить, в футболе не нуждается. Скорее, сам итальянский футбол, находящийся в техническом и этическом кризисе, нуждается в нем. 
А вместо этого, спустя три с половиной года после матча Фиорентина – Милан (31 мая 2009 г.) и его расставания с большим футболом, он, по-прежнему, не востребован, хотя многие позавидовали бы тому, что у нас есть такая выдающаяся личность и по уму, и по имиджу.

paolomaldini

НИКАКОЙ ПОЛИТИКИ

-Мальдини, а правда, что Вы собираетесь баллотироваться на парламентских выборах от партии Берлускони?
С тех пор, как я закончил с футболом, я мало говорю, но надеюсь, в тех редких случаях, когда делаю это, я выражаюсь ясно. И все же, ложные новости время от времени появляются. Это абсолютно не так. Подобных предложений я никогда не получал. С 2009-го года, то есть, с времени моего последнего матча на Сан-Сиро, Берлускони я видел только один раз, на празднике, посвященном 25-летию его президентства. После этого я с ним не общался. А кроме того, вернее, а прежде всего, в политику я не стремлюсь. 

-Футбол футболистам, а политика политикам?
Да нет, футболисты такие же люди, как все, и среди них могут быть те, кто остро чувствуют какие-то проблемы. Вот только мне политика неинтересна.

-А некоторые ваши бывшие партнеры, такие как Каладзе в Грузии, Шевченко в Украине, Веа в Либерии, стали политиками.
В своих странах они являются символами, и в каждой своя особенная ситуация. Италия же страна с более твердыми демократическими принципами, по крайней мере, должна ею быть.

-А Вы, несомненно, являетесь символом «Милана». Вы сейчас не в клубе лишь потому, что Берлускони Вас не позвал?
Нет. Это потому, что клуб, и это справедливо, ведет свою политику: это решают президент и руководство. Это нормально.

-Однако прошло уже три с половиной года, с тех пор, как вы ушли из футбола. Нет ли риска в том, что Ваше будущее будет далеко от футбола?
Да, есть, но это меня не пугает. Я так много сделал в футболе за 31 год своей карьеры, с тех пор, как я начал играть в детских командах «Милана», что этого уже ничто у меня не отнимет. Объективно говоря, риск остаться вне футбола существует. Все мое прошлое связано с «Миланом», и моя привязанность к нему настолько сильна, что трудно представить меня в другом клубе, пусть даже европейском. Так что возможностей у меня не так много.

-Давайте назовем их.
Но с одной обязательной оговоркой. Я не навязываюсь в «Милан». Я занимаюсь предпринимательством в сфере недвижимости, я начал этим заниматься, еще когда играл. И сейчас у меня уже есть довольно раскрученный бизнес вне футбола, но раз уж мы говорим о футболе и о том, чем бы я мог в нем заниматься, я готов ответить на ваши вопросы.

-Тренировать?
Никогда не рассматривал такой вариант. У меня перед глазами пример отца, его кочевая жизнь. Это не для меня. К тому же, если кто-то работает тренером, он должен быть готов ко всем другим вариантам. Леонардо поступил совершенно справедливо. Нельзя думать о том, что будешь тренировать только «Милан». Поэтому, учитывая то, что, думаю, я не смогу тренировать какой-нибудь другой итальянский клуб, мои шансы стать тренером в Италии равны нулю. А в другой стране лишь немногим больше.

-Остаются руководящие должности.
Политика мне не нравится, так что это должно быть что-то тесно связанное с футболом.

-То есть?
Моя сильная сторона – знание футбола: оценка игроков и опыт, который я приобрел за свою долгую карьеру. Думаю, я пережил всю эволюцию современного футбола, поэтому, да, мог бы работать функционером. Люди, компетентные на все 100%, в футболе не в избытке. Есть те, кто находят себя в новой работе, но не всегда найдутся такие люди, кто понимает и в тактике, и в игроках, и в футбольной психологии. Годы, проведенные мной в «Милане» с 1997 года в качестве капитана, дали мне очень многое. Еще я был капитаном сборной, с 1994-го по 2002-й год, но это несколько другой опыт. В сборной ты должен рулить время от времени, во время какого-то события, в клубе постоянно и ежедневно. И это очень многому учит.

-А Итальянская федерация футбола, ФИФА или УЕФА?
Я никогда не задумывался об этом всерьез. Должность только лишь для того, чтобы ее занимать или исполнять представительские функции – мне это неинтересно.

НЕИСПОЛЬЗУЕМЫЙ РЕСУРС

-А между тем, Вы остаетесь «неиспользуемым ресурсом». Вы не считаете это неким расточительством?
Нужно смотреть, как меня представляют, как ресурс или как проблему. Хотите, я вам скажу, что мне, на самом деле, неприятно?

-Да, прошу.
Мы говорим о «Милане», потому что мне выпало счастье провести там 25 прекрасных лет. Когда я пришел туда, там уже была база для построения великой команды: великие игроки и великие личности. Пришел Берлускони и научил нас мыслить по-крупному. Конечно, он инвестировал и покупал лучших игроков. Но самое главное, он принес новое мышление: решающими были приход Сакки и идея о том, что клуб должен стать образцом для игры, для победы. В общем, мы создали, действительно, что-то волшебное, и это благодаря личностям, тем, кто уже был и тем, кто пришел.

-А что потом?
Потом, мало-помалу, это было утеряно и «Милан» из волшебной команды превратился в совершенно обыкновенную. И знаете, почему? Во многих великих европейских клубах со похожим прошлым, таких как «Реал», «Барселона», «Бавария», те, кто писал историю, остались там работать, чтобы передавать молодым то, чему они научились. В отличие от них, сам клуб «Милан» перестал передавать этти ценности, не считая инвестиций. На первостепенных ролях в нынешнем «Милане» нет никого из тех, кто творил историю.

-Это сравнение с «Баварией»?
Совершенно верно, но не только. Взгляните на историю «Баварии» и «Реала» и на те роли, которые в свое время играли Беккенбауэр, Хенесс, Румменигге, Бутрагеньо, Гальего, Вальдано. Руководящие идеи и дух клуба гораздо легче передать новичкам через тех, кто сам все испытал на себе, кто их создавал. «Милан» всегда был великой командой, еще во времена моего отца. Но великое волшебство царило в течение 25 лет. Потом оно исчезло.

-Это необратимый процесс?
Сложно оценивать программу нынешнего «Милана». Летом команду покинули 12 игроков, великих личностей, а не учитывать такое сложное начало сезона, мне кажется, означает не программировать будущее, а ждать зимнего трансферного окна. А там, как известно, настоящие удачные сделки совершаются очень редко. 

-Галлиани, однако, часто говорил о том, что все было заплангировано, и этот сезон является стартовым.
Если честно, планирования я здесь вижу мало. Может быть, я ошибаюсь, но выбор некоторых игроков, даже в качестве свободных агентов, далек от идеи хорошо разработанной программы.

-Берлускони недавно говорил о новой политике, ее основа – молодые игроки до 22 лет.
Те, кто на самом деле хороши, стоят от 20 миллионов и выше, да и тех не так много. Согласен, уменьшение зарплатной ведомости и омоложение состава, это первостепенные задачи. Но кто оценивает игроков, мне непонятно, Брайда занимается этим все меньше и меньше.

-Это все чаще поручается доверенным агентам, типа Райолы.
Да, такова логика последних лет. Я расскажу вам одну вещь. Двое последних тренеров пытались привести меня в клуб. Леонардо хотел меня видеть в Миланелло. «Можешь ничего не делать, - говорил он. Только присутствовать». Но я ему ответил, что нет смысла в том, чтобы мне просто присутствовать, без конкретной деятельности.

-Вы могли бы быть спортивным директором?
Галлиани, в присутствии Леонардо, сказал мне, что должности спортивного директора больше не существует, и что «Милан» это устраивает. Но мне кажется, что ее, как раз, не хватает.

ЗВОНОК ОТ АЛЛЕГРИ

-А что Аллеггри?
Аллегри в прошлом году мне сказал, что ему нужен человек, который контролировал бы даже его самого.
«Паоло, кто мне скажет, если я в чем-то ошибаюсь, к примеру, в тактике или в управлении раздевалкой? Это все висит только на мне». Ему была нужна личность, тот, кто смог бы авторитетно разговаривать с основными игроками, с Иброй, с Боатенгом, с другими. И он считал, что я с моим прошлым мог бы это делать.

-Можете рассказать подробности этого предложения?

Макс позвонил мне, когда я был в отпуске в Штатах. Он сказал, что надо поговорить, что ему нужен такой человек, как я, чтобы управлять командой. Мы встретились, перезванивались, и я сказал ему, что это может стать для него проблемой. Аллегри ответил, что с клубом он переговорил, и все казалось решенным. Немного погодя, он написал мне СМС, что позвонит через несколько дней. Это был октябрь 2011 года, с тех пор я его не слышал. Повторяю, сам я никого никогда не искал. Всегда искали меня.

-Какие чувства сегодня вы испытываете по отношению к «Милану»?
Иногда я мысленно возвращаюсь в прошлое. Мы осознавали то, кем были. Футболисты были футболистами, руководители – руководителями. Каждый отвечал за свое дело, не вмешиваясь в дела других. И мы так хорошо знали предмет футбола, на глобальном уровне. Только глупец не впитывает знания о той работе, которой занимается. И мы были именно командой.

-Общее впечатление такое, что Галлиани не хочет Вас видеть в клубе.
Может быть. Он руководитель, который многое выиграл, и это справедливо, что он делает свой выбор и приглашает сотрудников, в которых верит. Но я хотел бы развеять разговоры о том, что я один из членов семьи. Это не правда, ко мне нет такого трепетного отношения. 

-И Вы испытываете чувство разочарования?
Скорее, чувство горечи, и не только за себя. Горечи, потому что, всё, что мы вместе создали было утрачено. У многих моих бывших партнеров такое же чувство. И не факт, что вернется волшебство, которое мы пережили. Так вот, я просто хотел бы это за это расплатиться. Я дал больше «Милану» больше, чем кто-либо другой, я сыграл больше всех матчей. Но чувствую, что взамен я получил еще больше. И чувствую себя обязанным.

-Вы когда-нибудь говорили об этом с Берлускони?
Я говорил это президенту еще до моего ухода. Экономический аспект, это не то, что может на меня повлиять. Работа каждого из нас должна оплачиваться по справедливости, но деньги это не решающий фактор. И быть в центре внимания тоже не главное: в свое время я испытывал чрезмерное внимание медиа, при моем-то скромном характере. Прежде всего, удовлетворение от того, что делаешь что-то с желанием, со всей страстью, вот что бесценно. Особенно, если делаешь это для клуба, который дал тебе все, о чем я только что говорил.

-Хотя, в вечной роли бывшего чемпиона можно неплохо себя чувствовать.
Мне повезло, что я независим в плане работы и в плане выражения своих мыслей, и ценю это, так что говорю то, что думаю. А думаю я то, что многим футболистам есть, что сказать и что сделать. По моему мнению, футболист должен лучше осознавать свою роль. Трудно изменить какие-то вещи в жизни, пока ты на самом деле не захочешь их изменить. В жизни требуется немного больше характера. Возьмем, к примеру, вопрос агрессивных групировок болельщиков.

-Вы намекаете на свои разногласия с ультрас? 
Во время моего последнего матча на Сан-Сиро они выступили против меня, потому что я всегда был независимым и никогда не склонялся перед подобной логикой. Клубы в отношениях с агрессивными болельщиками должны проявлять больше характера. Петарды на старых стадионах – не таким я вижу футбол в будущем.

-А если Итальянская федерация футбола предложит вам должность, чтобы заниматься этой темой?
Вне зависимости от меня, это проблема федерального уровня. Но есть ли желание что-то менять? Прошло три года, а закон о стадионах еще лежит под сукном.

ФУТБОЛ - ФУТБОЛИСТАМ

Даже будучи зрителем, и это чувствуется из разговора, вы следите за футболом с той же любовью, с которой когда-то играли.

К этому спорту я испытываю вечную благодарность, и у меня к нему страстная любовь. Мне нравится ходить на стадион. В этом году я поехал в Турин на матч «Юве» - «Челси», чтобы посмотреть новый стадион «Ювентуса». И я увидел команду, которая играет в современный футбол на современном стадионе. Италия иногда возводит на себя напраслину. «Ювентус» - команда европейского уровня, она входит в первую пятерку-шестерку по уровню игры. В остальном, я испытываю огромную грусть по поводу полупустых стадионов в Италии. Сравнение с Германией будет просто унизительным. В последние годы Сан-Сиро частенько пустует. Но, по крайней мере, там хоть газон заменили.

Для вас это было персональным кошмаром: его красили, чтобы оно казалось нарядным, а Вы были вне себя от бешенства.

Да, оно было опасным для нас и вредным для зрелища. Жаль, что проблему решили лишь после того, как я закончил играть. Сколько же времени потребовалось! И понадобился еще позор на европейском уровне, потому что «Барселона» пожаловалась на газон. Я слежу и за другими видами спорта и уверен, что стадионы – это приоритетная задача.

Вы намекаете на американские стадионы?

Я намекаю на Германию, где Чемпионат Мира 2006 все изменил, и на американские виды спорта, на баскетбол и на бейсбол, хотя это и не мои виды спорта. Я бываю в Нью-Йорке, чтобы посмотреть матчи «Никс» или «Янки» и это всегда настоящий спектакль для зрителя. У нас туристическая страна, но мы об этом забыли. После Италии-90 мы откатились назад и не использовали эту возможность. Мы уже старые.

И руководители тоже?

На церемонии в Зале Славы я повстречался с Альбертини, вице-президентом федерации. Вот он и Томмази, президент Ассоциации футболистов, единственные новые лица в нашем футболе за последние 25 лет. Я с огромным уважением отношусь к тем, кто там по 30 лет и больше, это достойные люди. Но 35-летний человек видит вещи не так, как 70-летний. Футбол, как и все в мире, меняется.

Ваш девиз: больше футболистов в управлении футболом?

Мне кажется, что нужно иметь более открытый разум, перенимая опыт и из других прибыльных видов спорта. Нельзя молиться только золотому тельцу. Ни один спорт не может удержаться на самом высоком уровне со всеми матчами сборных, кубков и чемпионатов. Если хочешь выигрывать, ты должен беречь здоровье спортсмена и позаботиться о зрелище. В НБА три месяца каникул.

А видеоповторы на поле?

Если останавливать игру из-за спорного оффсайда, это может создать трудности, потому что по одному эпизоду могут быть 3-4 противоречивых мнения. Но в отношении голов-фантомов это абурд, априори говорить нет технологиям, если они несут реальную пользу. В теннисе сейчас все довольны, потому что есть устройство, которое показывает, вышел мяч или он в поле. Ни у кого нет мысли возвращаться в 70-е годы, когда теннисист стирает отметку от мяча. 

Эволюция футбола отразилась на игре?

Нет. Я вижу множество команд, которые атакуют, но имеют значительные пробелы в организации обороны. Защищаться - самая трудная вещь сегодня. Терцини сегодня уже практически не защитники, центральные, зачастую, это бывшие полузащитники. Сегодня мало работают над оборонительными аспектами. Есть одна единственная команда, про которую я не могу так сказать, и она нетипична во всем, в том числе, в обороне. Цифры говорят, что даже в этом «Барселона» уникальна.

Революция «Барсы» войдет в историю, как это сделали «Аякс» Михелса и «Милан» Сакки?

Несомненно. Смотреть, как играет «Барселона», одно удовольствие. Это команда обученных футболистов, с величайшими техническими данными. Это восхваление демократии футбола. За исключением пары человек, «Барселона» состоит из игроков ростом 1 метр 65 см или около того, но соперник у них не видит мяча.

Месси как Марадона?

Из той же категории. Он всегда играет на высочайшем уровне, он молод и у него еще есть время выиграть с Аргентиной, как это сделал Марадона. Для меня он, несомненно, сильнее Криштиану Роналду, тем более, что я привык смотреть не только на игрока, но и на человека. Месси, по тому, как он ведет себя на поле, является примером для детей.

Между тем, уровень Серии А снизился…

Тем больше значит рекорд «Милана», 56 матчей без поражения, ведь он был достигнут в период, так называемых, семи сестер. «Парма» выигрывала Кубок УЕФА, Лацио – Кубок Кубков и в Европе все итальянские команды доходили до финала. Сегодня «Юве» выигрывает вполноги и это единственная команда, которая может чего-то добиться и в Лиге Чемпионов. 

Это связано с кризисом?

Да, но «Интер», все равно, добился хороших результатов. А вот «Наполи» меня разочаровал, думаю, он мог бы рассчитывать на что-то большее. Кризис важно учитывать, но именно политика оказывает большое влияние на состояние итальянского футбола. Я понял это, когда участвовал на презентации заявок на проведение Евро-2016. Это был исключительно политический выбор. Но Италия не хочет задумываться об обновлении. Закон о стадионах, даже если не принесет много доходов государству, мог бы дать многое итальянскому футболу.

Ваш бывший коллега Мишель Платини, будучи президентом УЕФА, делает многое для футбола?

Сначала я был не согласен с ним по многим вопросам. Потом во многих других он мне понравился. Он показал, что футболист с головой, даже в таком политизированном мире, как УЕФА, может привнести множество инновационных идей. Финансовый «фэйр плей» очень важен. Он уравнивает условия игры: есть команды 500-миллионными долгами, а есть без долгов. А испанцы пользуются льготным налогообложением.

ТАЛАНТ ЭЛЬ ШААРАВИ

Между тем, итальянские клубы, наконец, стали делать ставку на молодежь.

Я думаю, выбор оказался несколько случайным, по крайней мере, не все его сделали. Но он может принести много пользы, вы видели Де Шильо в «Милане». Возможно, несколько лет назад, ему бы не нашлось места в команде.

Ваш наследник, говорят…

Сравнения будут всегда, но они никогда не приносят пользы тому, кто идет следом. Он должен продолжать в том же духе. Он абсолютно прост и делает все хорошо и максимально просто. Даже когда он вышел на замену в дерби, а это было совсем непросто, он меня впечатлил простотой своей игры. Мне кажется, он уравновешенный парень, ведь оказаться в его годы в основе «Милана» может быть очень трудно. Здесь можно не выдержать слишком большого давления, если ты недостаточно уравновешен. Другой талантливым крайним защитником был Сантон из «Интера», думаю, заграничная практика пойдет ему на пользу.

Великая итальянская школа защитников уходит?

Это проблема не только Италии. В детских командах сейчас мало специализации по амплуа. В мире, пожалуй, только Тиаго Сильва относится к тем, кто может изменить ход матча. Возможно, научиться бегать за соперником много труднее, чем атаковать, и это не так приятно.

И не уметь уже опекать соперника персонально, это еще не предел?

Скорее, я думаю, что достичь почти совершенной зонной защиты, которую показывал «Милан» Сакки, позволили изматывающие постоянные тренировки. Чтобы изучить все варианты, это был неописуемый труд. А сегодня это еще больший труд, потому что правила изменились, а вариантов для изучения прибавилось.

Сборная вам нравится, или игра от Пранделли, основанная на владении мячом, кажется вам слишком авантюрной?

Сборная на чемпионате Европы мне очень понравилась. Тот, кто говорил, что итальянский футбол устарел, свое получил. Он показал, что может адаптироваться к любым трудностям, а кроме того, у него есть нечто большее, даже на уровне знаний. Посмотрите хотя бы матч Италия – Германия.

Наконец-то, Италия избавилась от славы родины катеначчо.

Это еще одно абсурдное заблуждение. Разве Липпи был поборником катеначчо? А Сакки? А мой отец, который выставлял на матч троих нападающих?

Кто лучший итальянский футболист на сегодня?

Пирло – уникальный игрок, Буффон – необыкновенный вратарь, Бврдзальи – лучший защитник, Де Росси – великий полузащитник, даже если сейчас мало играет. В настоящий момент мне очень нравится Эль Шаарави. Этим летом, наблюдая за матчем Милан – Челси я спорил по его поводу с некоторыми друзьями, которые были в растерянности от подготовительного периода. А я, наблюдая за тем, как он без проблем действует в обеих фазах игры, увидел его потенциал. И все же он меня еще больше удивил, по сопротивлению и по способности забивать. Надеюсь, что он останется скромным: голова не самое последнее дело в спорте.

И тут же возникает вопрос: а Балотелли?

Он должен обрести личное спокойствие. А нет, так и останется вечно подающим надежды. Годы идут, и пора со всей ответственностью взять в руки свою судьбу.

А Пато найдет сам себя в Бразилии? 

Я говорил это год назад: Когда я увижу, как он тащит команду, и не столько за счет игровых действий, сколько за счет характера, то смогу сказать: он может войти в первую тройку лучших игроков мира. Сейчас я должен пока попридержать это свое мнение.

СВОБОДНЫЙ ЧЕЛОВЕК

Что Вы думаете о политике «Милана» и о возможности того, что Берлускони, рано или поздно, продаст клуб?

Думаю, что идеи омоложения клуба можно разделять, что люди готовы подождать несколько лет, если просматривается проект. Однако проект должен быть, он не может длиться три месяца. И одной молодежи для побед не хватит, об этом говорит мой опыт. Я думаю, уже сейчас можно чего-то добиться, даже с ограниченными финансовыми возможностями. Множество игроков просто прибежало бы в «Милан» лишь из-за того, что было на протяжении тих волшебных 25 лет, о которых я говорил. В этом очаровании сила, и она не долже быть утрачена. 

Но этот сезон уже почти предрешен?


В этом году «Милан» иногда играл хорошо, как, например, против «Ювентуса» Но против «Барсы», в Лиге Чемпионов… немногие команды могут надеяться на то, чтобы выйти невредимыми. Чтобы попасть в тройку в чемпионате, нужно совершить почти чудо, превосходно сыграть второй круг. Я вижу более возможным попадание в Лигу Европы, хотя и здесь впереди много команд.

Это правда, что за время своего «нескончаемого приключения» в красночерных цветах, вы рисковали перейти в «Челси» или в «Ювентус»?

Я недавно встречался с Бониперти, и он подтвердил, что «Ювентус» хотел меня приобрести. В «Челси» меня звал Виалли в 96-м. Однако я предпочел остаться в «Милане», чтобы помочь ему выйти из провального сезона. И это был правильный выбор. Потом, из «Арсенала» мне позвонил один человек, сделав очень выгодное предложение в финансовом плане, еще был запрос от Фергюсона из «Манчестер Юнайтед» и, возможно, из мадридского «Реала». Правда состоит в том, что очень часто такие предложения совпадали с окончанием неудачного сезона, наверное, их можно было бы легко принять. Но мы в нашем исторически сложившемся тесном коллективе привыкли брать ответственность на себя, мы предпочитали остаться и доказывать все на поле, а не прятаться.

По сообщениям французской прессы, ПСЖ Анчелотти хотел пригласить Вас тренировать защитников.

Но я ведь только что заявил, что тренерская деятельность меня не интересует. Я был гостем Леонардо в Париже. Но только гостем, никаких предложений.

Как бывший капитан, скажите, а не теряет ли «Милан» свою индивидуальность, меняя капитана, в среднем, через каждые три матча?

В этом виноваты травмы и те трагические изменения, что произошли в команде. Все это как раз создает ощущение, что происходят большие перемены. Помню, когда я унаследовал капитанскую повязку от Франко Барези, Капелло спросил, кто будет новым капитаном. Другие, в том числе и Билли Костакурта, тоже имели на это право. Мы решили все это в раздевалке, и у меня не было проблем с тем, чтобы взять на себя ответственность.

Ваша футболка с номером 3 выведена из обращения, в теории, ее могли бы надеть только ваши дети. Кристиану 16 лет, Даниеле 11, они играют в юношеских командах «Милана», один - крайнего защитника, другой - крайнего или центрального нападающего. 

Меня это не особо заботит, и, надеюсь, их тоже. Они должны отдаваться делу со свсей страстью, вот о чем они должны думать. Я могу представить себе это давление, то же самое испытывал я, сын капитана «Милаана» Чезаре Мальдини, теперь оно будут еще больше. Меня заботит больше, чтобы они выросли хорошими людьми, в спорте, в жизни, в отношениях с другими.

Учиться и заниматься спортом на высшем уровне в Италии не так просто.

Конечно, многие ребята чувствуют себя оторванными от дома, и школа им не всегда помогает. Помню, даже у меня, хотя мне повезло вырасти и учиться в Милане, была учительница, которая называла меня «футболером». Здесь могла бы помочь американская постановка дела, где в школе или университете к человеку, талантливому в спорте, относятся так же, как к математическому гению.

Но, по крайней мере, в юношеских командах берегут таланты?

Здесь тоже многое изменилось. На каждый матч есть вызванные и невызванные игроки, соперничество возросло. В мое время в этом было самое хорошее, потому что не все растут одинаково в физическом плане. Часто, из-за большого соперничества, не дожидаются, когда ребенок окрепнет. И это очень жаль, ведь в таком возрасте существуют различия в физическом и гормональном развитии. 

А что, кроме хорошей техники, важно прежде всего?

Внутренние ценности. Каждый формирует свой характер, но жизненные установки, которые дали тебе родители, являются основополагающими, и прежде всего, честность. Иногда она заставляет тебя пройти более длинный путь, однако, в конце концов, тебя ждет признание. Это самая прекрасная вещь, которая со мной случилась с тех пор, как я закончил играть. Это всеобщее признание.

Вы сыграли больше всех минут в матчах чемпионатов мира и ушли из большого спорта в возрасте более 40 лет. Рекорд спортивного долголетия на высшем уровне это то, что доставляет Вам гордость прежде всего?

В матчах чемпионатов мира и Европы я не пропустил ни одной минуты, и особенно, в «Милане» я сыграл больше, чем кто-либо другой. Но гордость мне доставляет духовная независимость, которую я испытываю вот уже лет пятнадцать. Я не абсолютно идеальный человек, у меня был свой опыт, и положительный, и отрицательный. Я многое видел и старался ошибаться, как можно меньше. Свою независимость сейчас я не променял бы ни на что.

Перевод: Giuseppe
Источник: La Repubblica
Интервью: Enrico Curro


Просмотров: 3846
Смотрите другие материалы
Комментарии (0)

К данному материалу пока не оставлено ни одного комментария.