Прошедший матч архив текущего сезона
Лига Европы, стадион «Эрнст Хаппель»
14 сентября 2017
Аустрия 1-5 Милан
Серия А, стадион «Сан-Сиро»
17 сентября 2017
Милан 2-1 Удинезе
Серия А, стадион «Сан-Сиро»
20 сентября 2017
Милан 2-0 СПАЛ
полный календарь Следующий матч
Серия А, стадион «Луиджи Феррарис»
24 сентября 2017, 13:30
Сампдория — Милан
Лига Европы, стадион «Сан-Сиро»
28 сентября 2017, 22:05
Милан — Риека
Серия А, стадион «Сан-Сиро»
1 октября 2017, 20:00
Милан — Рома
Статьи и материалы

Следуя за Гербертом Килпином

15 июля 2017, 08:52

Kilpin 1

Acmilanfan.ru публикует перевод увлекательного рассказа британского журналиста Мэтта Макгинна.

Джеймс Килпин идет к столу, держа по бокалу пива в каждой руке. Он протискивается между столов, чуть-чуть расплескивая напиток из бокалов. Сделав глоток, Джеймс усаживается в кресло. Дело было весной 2014 года.

- Ах да, чуть не забыл, у меня же для тебя есть интересная новость, - сказал он.

- Валяй, - ответил я.

- Я родственник основателя футбольного клуба «Милан».

- Ты... что? - чуть не поперхнулся я.

Джеймс стал рассказывать мне историю, а я внимательно слушал.

Виллиам Килпин, родившийся в 1790 году, был прадедом Герберта. По генетическому древу от Виллиама до Джеймса прошло 6 поколений. Сам Джеймс Килпин всегда интересовался прошлым своих предков, а когда очередь дошла до Герберта, то вместе со своим братом Саймоном он отправился в Милан, как когда-то их 21-летний предок Герберт отправился в нынешнюю столицу мод, полный энтузиазма и жажды приключений.

Джеймс с братом не стали довольствоваться только Миланом-городом и «Миланом»-клубом в стремлении изучить знаменитого прородича: «Сначала мы думали сразу отправиться в Милан и начать изучать жизнь Герберта там. Но потом поняли, что следовало бы начать с Ноттингема, откуда он был родом, где жил и начал работать. Было важно изучить историю предка в полной мере».

Герберт Килпин – девятый по счету ребенок мясника из города Ноттингем, основатель футбольного и крикетного общества «Милан» в далеком 1899-м. Первый из «россонери» в последующее десятилетие выиграл со своим клубом три титула. Килпин был вожаком той команды. Он мог пить виски до и после игры, причем как заливаясь от радости побед, так и топя горечь поражений. Свою карьеру он закончил аж в возрасте 43 лет. Это даже позже, чем вечно молодой Паоло Мальдини. В фото-образе Килпин всегда предстает строгим усатым мужиком в красно-черной рубашке с накрахмаленным воротничком и кепке. В левой руке зажата сигарета. Таким Герберта знает весь фанатский  мир его детища - футбольного клуба «Милан».

Удивительно, но легендарная для легендарного же клуба личность была очень долго всеми забыта. В это сложно поверить, но могила Килпина до 1999 года была без фамилии на табличке. Только на юбилей клуба о нем вспомнили и вернули должное.

Итак, Ноттингем, Мэнсфилд Роуд, место сотен идущих из центра города автобусов, окутанное клубами автомобильных газов. Прислонившись к стене дома №191, стоит бродяга, который направо и налево поливает грязью всех подряд, особенно правительство. Здесь 24 января 1870 года, родился Герберт Килпин, девятый ребенок в семье Эдварда и Сары Килпин. Уже много лет это здание пустует. Совсем недавно здесь была мясная лавка. Впрочем, похожим образом дела обстояли и много лет назад, ведь во времена Килпинов здесь занимались примерно тем же. Когда-то на здании красовалась красивая  вывеска голубого цвета: «Мясной магазин Килпинов». Сейчас же здесь все заметно обветшало – грязные окна зарешечены, а на некоторых и вовсе выбиты стекла.

87-й автобус останавливается на остановке прямо возле дома и через пару секунд устремляется в район Арнольд. Мы зашли в продуктовую лавку неподалеку и поинтересовались насчет Герберта Килпина. Продавец, слегка нахмурив брови, сделал вид, что понятия не имеет о ком идет речь.

Вид Мэнсфилд роуд для Джеймса и Саймона всегда был другим. Для них это особое место, а для всех остальных – обычный уродливый квартал, коих тысячи. Не очень много известно о жизни Герберта в Ноттингеме. Помимо места рождения, мы смогли узнать, что основатель «Милана» работал на кружевной фабрике. В промышленной Англии Манчестер славился хлопком, Макклесфилд – шелком, а Ноттингем – кружевами.

Kilpin 2

Мэнсфилд роуд, 191 (фото Мэтта Макгинна)

Lo Sport Illustrato, итальянское издание, в далеком феврале 1915 года опубликовало коллекцию рассказов и анекдотов Килпина. Согласно им, Герберт был напористым правым вингером c 13 лет, когда провел свой первый матч на «Форест Рекреэйшн Граунд» (стадион в одном из районов Ноттингема). Еще будучи подростком, Килпин был фанатом всего итальянского. В те дни он носил красную рубашку, как дань уважения Гарибальди (итальянский полководец, революционер и политический деятель, один из лидеров Рисорджименто, национальный герой Италии, писатель, мемуарист), а позже даже назвал молодежную команду в его честь. В молодости Герберт поиграл за клубы второго дивизиона «Ноттс Олимпик» и «Сэнт Эндрюс». Впрочем, тогдашнему футболу было еще далеко до профессионального, многие клубы первого и второго дивизионов вполне были равны по силе. Даже по тем крохам информации о жизни Герберта в Ноттингеме вполне можно сделать вывод, что парень был просто одержим футболом. На «Форест Рекреэйшн Граунд» ныне молодежные команды ежегодно разыгрывают кубок, названный в его честь.

К слову, город Ноттингем достаточно долго и не ведал об одном из своих самых великих уроженцев. Но лед тронулся. И вот одно английское издание собирается в 2017 году выпустить в массовую печать биографию Килпина.

Джеймс и Саймон выросли в Бакингемшире. Семейное родство с Гербертом обнаружили лишь в 2013 году. Он знали, что основателем «Милана» был некто Килпин, но очень долго считали его простым однофамильцем. Все Килпины, которых братья знают и помнят, проживали в Бакингемшире. О том, что их родня некогда обитала и в Ноттингеме, они и не ведали. Присутствие Килпинов в Ноттингеме как раз и началось с отца Герберта, Эдварда, который уехал в Ноттингем из Бакингемшира в поисках лучшей жизни.

Продолжая прогулку по городу, мы пришли к торговому центру «Виктория». Его брутальный вид несколько пугает. Это уже почти центр Ноттингема, а значит - людно и шумно. Проходя мимо паба «Могучий Дуб», мы замечаем портрет Герберта на стене. Пройдя чуть дальше по Виктория Стрит, выходим к тому месту, где Герберт начал свою трудовую деятельность. Среди полчища узеньких улиц и кирпичных домов был когда-то и дом Томаса Адамса, владельца одноименной кружевной фабрики. Там-то и трудился Герберт. Там же в 1891 году он повстречал Эдоардо Бозио, итальянского торговца из Турина. Бозио впоследствии помог Килпину с переездом в Италию.

Свернув с Флетчер Гейт в узенький переулок, мы натыкаемся на «Герберт Килпин Паб». Портреты и миниатюры Килпина повсюду. Что и говорить, на логотипе заведения присутствуют даже знаменитые усы Герберта. Заходим внутрь и заказываем по бокалу эля «Герберт Килпин». Было бы глупо не сделать этого. «Послушай, как забавно», - хихикает Джеймс – «Здесь отовсюду слышится «Киплинг», и никто не говорит «Килпин».

На стене паба красуется фреска с Гербертом, «Сан-Сиро» и домом по адресу Мэнсфилд Роуд, 191. Она отражает все вехи биографии Герберта Килпина, попутно намекая, что очень часто Простое порождает Великое.

Kilpin 3

Фреска в пабе «Герберт Килпин»

В пабе мы заранее договорились встретится с Робертом Ньери, юристом по образованию, который недавно написал публикацию «Лорд «Милана». Идея написать материал об основателе клуба пришла к Роберту спонтанно. Примерно за девять лет до нашей встречи Роберт наткнулся на заметку в местной газете, что, дескать, уроженец Ноттингема Килпин вообще-то основал футбольный клуб «Милан». Идея копнуть поглубже сразу же пришла ему в голову, а копать пришлось действительно глубоко, ведь материалов о жизни Килпина на родине сохранилось не так уж и много.

«Когда я писал биографию Килпина», - вспоминает Роберт - «то любую мало-мальскую информацию о нем пришлось буквально собирать по крупицам». Во многом ему посодействовал футбольный журналист Брайан Глэнвил, который помог в сборе информации и статистики. Всю биографию Килпина пришлось собирать из публикаций его мемуаров, футбольных отчетов и даже некролога. Только там Роберт смог найти хоть какую-то информацию о своем герое. Говоря о Килпине, Роберт старается описать его личность: «Я не думаю, что Герберт был добряком. По-моему, он был немного странным, а иногда даже чудным». В подтверждение своей теории Роберт пересказывает одну историю из жизни Килпина, опубликованную в далеком 1915 году. «В свою первую брачную ночь, в 1905-м, Килпин получил телеграмму с приглашением на матч против «Дженоа», который должен был состоятся на следующий день. Рано утром Килпин собрался и уехал на игру, а своей жене сказал, что согласился на брак с ней только потому, что она не возражала против его увлечения футболом».

В именном пабе, открывшимся в 2016 году, все больше и больше посетителей. Чувствуется энергия пытничного вечера. Владелец заведения Найджел Гарлик подсаживается за наш столик. Многие подвигаются поближе, чтобы послушать. Люди здесь обычно говорят о трех вещах: о «Ноттингем Форест», «Ноттс Каунти» и о Килпине.

Роберт, конечно же, был расстроен, что не смог найти ничего, что заполнило бы те пустоты в биографии Килпина, которые объективно требуют информации. Многое пришлось домысливать, выстраивать логическую цепочку событий и действий. Хотя свободы для полета мысли тут, признаться, хоть отбавляй.

Я спросил Роберта каким образом его работа оказалась в «Милане» и была опубликована в 2016-м, в канун столетней годовщины со дня кончины основателя. «Это благодаря Марко Амато. Мы встретились за обедом по просьбе Марко, куратора музея «Милана». Он просто прекрасен. Он очень старается как можно больше рассказать фанатам об истории клуба. За исключением тифози с Курвы Суд, даже в городе Милан Килпина в большинстве своем не знают».

Kilpin 4

Книга Роберта Ньери

Нам стало ясно, что в изучении Герберта Килпина есть две большие остановки. Одна из них - это сбор информации о жизни Килпина, точнее, того, что является достоверно известным. Вторая - это рассказы таких людей, как Роберт Ньери, который полностью погрузился в исследование истории Килпина.

Мы в Италии, в Милане. Мраморные горгульи зловеще смотрят на толпы туристов с высот Дуомо ди Милано.  Собор восхитителен и просто огромен. Это самый большой собор в Италии. Основанный в 579 году во времена Висконти, которого считают Хранителем Милана. Это он задумал построить в Милане чудо-собор и распорядился облицевать его мрамором, подражая очень популярной в то время моде на французскую архитектуру.

Очень просто провести параллели между двумя людьми, владеющими титулом Хранитель (Лорд) Милана. Например, знаменитые колонны стадиона «Сан-Сиро», которые кажутся чем-то чудесным, внеземным. Оба человека сделали нечто Вечное и Восхитительное. И хоть Килпин умер задолго до постройки стадиона «Сан-Сиро», саму арену мы вправе считать его наследием.

Переехав в 1891 году из Ноттингема, Килпин поселился в Турине. Эдоардо Бозио, друг Герберта в Италии, основал текстильную фабрику в Пьемонте. Килпинской опыт в промышленности пришелся как нельзя кстати в активно развивающейся индустриальной столице Италии. Сам Бозио познакомился с Великой Игрой в Англии и сразу же проникся ею до мозга и костей. Вернувшись из Англии с кожаным мячом в руках, Бозио основал первый футбольный клуб на полуострове – «Интернационале Торино». Килпин с Бозио несколько лет играли вместе. Английский мастер и итальянский ученик. Так Герберт стал первым известным англичанином, игравшим за иностранную команду.

Килпин переехал в Милан в 1897 году. Он ездил на матчи в Турин по выходным, но в уме держал создание собственной команды в своем новом городе. «Футбольный и крикетный клуб «Милан» был основан 16 декабря 1899 года в комнате роскошного отеля «Hotel Du Nord et des Anglais». Килпин пригласил Альфреда Эдвардса, вице-консула Великобритании в Милане стать первым президентом. Герберт считал, что связи Эдвардса придутся весьма кстати. А будучи самым опытным игроком первого состава «Милана», Килпин избрал манкунианца Дэвида Эллисона первым капитаном. Герберт никогда не занимал руководящих должностей в «Милане», хотя без сомнения был безоговорочным руководителем клуба.

Вскоре мы переносимся в новую штаб-квартиру «Милана». Это огромное и красивое современное здание из стекла и металла.

«Килпин?» - спрашивает человек с ярко выраженным итальянским акцентом. Его зовут Луиджи Ла Рокка. Среди его обязанностей и увлечений – жизнь, судьба и биография Килпина. В 1998 году он нашел могилу Герберта Килпина на городском кладбище на северо-западе Милана. Тот был захоронен среди протестантов и по ошибке зарегистрирован как «Альберто Килпин». «Альберто» - итальянская версия его настоящего имени.

«На могиле была лишь маленькая табличка, без имени, только с номером. Я надеялся найти что-то связанное с «Миланом» на его могиле, чтобы не ошибиться, но ничего так и не нашел» - вспоминает Луиджи. «В один из моментов я подумал: «Боже мой, я прикоснулся к основателю «Милана». Этот момент я запомню на всю свою жизнь» - с гордостью произнес он.

После нескольких попыток, Луиджи удалось убедить местные власти разрешить перезахоронение Килпина в место, где ему положено быть упокоенным по его статусу. Мы направились к этому величественному месту. Монументальное кладбище сначала задумывалось как церковь, но спустя какое-то время она стала последним пристанищем для самых выдающихся личностей города Милан.

Могила Килпина скромно располагается в одной из ниш. Было очень тихо. Тишину лишь изредка нарушали жужжание электрических светильников и наши собственные шаги. Надгробие небольшое, немногим больше обувной коробки. Красная роза вместе с клубным шарфом как бы привязаны к плите. Кто-то (вероятно, фанат) прикрепил небольшой клочок бумаги, на котором написано: «Наши цвета всегда будут красно-черными. Красный – потому что мы будем Дьяволами, а черный - потому что всегда будем вселять страх в сердца соперников». Это были слова Килпина. Они стали определяющими на много десятилетий вперед.

Kilpin 5

Могила Герберта Килпина на Монументальном кладбище в Милане (фото Мэта Макгинна)

Мы стояли и молча смотрели. Луиджи нарушил тишину: «Вообще-то, я не очень люблю это место. Мне нравится другое. Пойдемте, покажу». Мы направились вслед за Луиджи в Храм Славы. Храм располагался в самом центре кладбища и был его сердцем. Рядом с ним, кстати, похоронен Джузеппе Меацца – легендарный игрок города, блистательно выступавший за оба миланских клуба и лидер Скуадры Адзурры 30-х годов прошлого века. Храм предстал во всей красе. Сказать, что он был красив – значит не сказать ничего. Он был просто великолепен. Впрочем, как и все, что делалось в античные времена в Милане.

«Я надеюсь перезахоронить Килпина здесь», - сказал Луиджи – «Но есть много бюрократических процедур. Дело не в деньгах, дело в политике. А теперь посмотрите на мой шедевр, мою гордость». И Луиджи указал нам на мраморные плиты на стенах храма с фамилиями почетных жителей города. Килпин был среди них.

Выходя с кладбища, я спросил Луиджи: «Скажи, пожалуйста, как относятся болельщики «Милана» к Килпину? Кем он для них является?» Луиджи хмуро ответил: «Знаешь, к сожалению, молодое поколение вообще не знает кто такой Килпин и кем он был. А ведь без него не было бы с. Они (молодежь) даже наверняка не знают кто такой Франко Барези. Им вообще безразлична история клуба». Значение Килпина в современном мире «Милана» стало потихоньку проясняться для нас. Для того меньшинства, которое чтит традиции и знает историю клуба, Герберт является легендой. Для остальных он был всего лишь каким-то дядькой, портрет которого зачем-то висит на «Сан-Сиро».

Kilpin 6

Упоминание имени Герберта Килпина на мемориальной доске (фото Мэтта Макгинна)

Было еще одно место, куда нас возил Луиджи. Недалеко от кладбища, в пяти минутах езды. Средневековый замок Парка Семпионе, помимо прочего, содержит Арену Civica, возведеннуб Наполеоном в 1807 году в стиле римского амфитеатра. Луиджи перекинулся парой слов с охранником, и нас пропустили внутрь.

«Вот здесь играл Килпин. Играл и пил виски», - шутливо сказал Луиджи. «Удивительно», - воскликнул Саймон - «Такое ощущение, что тут ничего не изменилось».

И действительно, это было удивительно. Мы стояли на какой-то полянке, и лишь сооружения из стеклопластика напоминали нам, что мы в 21 веке. В центр круга выходят два молодых парня, лет двадцати. У одного из них через плечо перекинута сумка из крокодиловой коже. На сумке стоит тиснение "Brera". Арена Civica нынче является домом для футбольного клуба "Брера" из низжих лиг, названного в честь выдающегося итальянского журналиста Джанни Бреры.

Как-то раз арену залили водой, чтобы устроить реконструкцию морского сражения. А в 1986 году Берлускони на этой арене устроил настоящее шоу. Три вертолета приземлились на газоне под "Полет Валькирий" Вагнера, и из них перед публикой поочередно появлялись футболисты м. Последним, естественно, вышел сам Берлускони. В такой декадентской манере он решил отметить свой приход к власти в клубе.

Есть принципиальные различия между «пиар- правлением» Берлускони и «игрой джентльменов» Килпина. Немногие это осознают, но Килпин, по сути, был анти-берлускониевской фигурой. Его личность оккупировала некое ностальгическое пространство, утверждаясь в умах и сердцах болельщиков параллельно возрастающей коммерциализации футбола.

В 2005 году из многочисленных групп Курва Суд образовалась "La Banda Cascavit - Herbert Kilpin's firm". Эти ребята часто отмечались на трибунах картонных баннером с изображением легендарного усача. В 2006 году эта группа выступила с громким заявлением. В нем говорилось, что непозволительно отмечать с размахом 20-летие президентства Берлускони и не уделить и капли внимания 90-летию со дня кончины основателя клуба. Клуб появился не в 1986 году - таков был основной посыл. Группа позиционирует себя как приверженцев истории и классической игры, а не монетизации и бизнес проекта посредством Великой Игры.

Kilpin 7

Arena Civica, где Килпин "играл и пил виски" (фото Мэтта Макгинна)

Свой последний матч за «Милан» Килпин сыграл в 1908 году. Всего за клуб Килпин сыграл в 23 матчах, отличился семь раз и завоевал три чемпионства. В том же году Федерация Футбола Италии ввела запрет на легионеров, оказывая поддержку немногочисленным (на тот момент) спортивным секциям. В результате легионеры «Милана» ушли из клуба и образовали свой собственный, не менее известный в Милане и во всем мире – «Интернационале» («Интер»). «Милан» утратил величие на долгие годы. Для справки скажем, что свое следующее чемпионство команда завоюет аж в 1951 году. Фашизм успел появиться и исчезнуть.

После окончания карьеры Килпин ушел в тень. В 1905-м он женился на итальянке Марии Капуа, но детей у них не было. Раскол в команде очень сильно подкосил его, но несмотря на это, он продолжал поддерживать команду у кромки поля. Постепенно Герберт становился интровертом. Он наблюдал за игрой «Милана» в полном одиночестве, постоянно держа руки в карманах.

Килпин скончался в октябре 1916 года, в возрасте 46 лет. Вероятно, причиной были вредные привычки – Килпин изрядно пил и очень много курил. Итальянские издания с гордостью почтили смерть основателя «Милана». «Волшебное имя - человек, который создавал историю футбола», - писала Lo Sport Illustrato. Gazzetta Dello Sport и вовсе вышла под заголовком: «Умер первопроходец итальянского футбола».

Наше путешествие в город Милан подходило к концу. Вместе с братьями мы сидели в ресторанчике и делились впечатлениями о проведенном времени и о новых познаниях в судьбе и биографии Герберта Килпина.

«Это то, чего я ожидал. Конечно, было бы глупо надеяться, что Килпина знает весь город. Это было бы самонадеянным» - Сказал Джеймс. «Честно говоря, я и не надеялся, что мой предок заслужил столько признания. Видимо, для Италии футбол действительно является культурой, и мне приятно, что мой предок является ее частью» - сказал Саймон. Оба брата сердечно поблагодарили Луиджи за все его старания. За то, что он нашел могилу Герберта и добился перезахоронения в место покоя Великих Людей. Как будто заботился о своих ближайших родственниках.

Kilpin 8

И все же, несмотря на годы забвения, имя Килпина выходит из тени. В Италии Луиджи старается изо всех сил довести до фанатов важность истории их любимого клуба. А в Ноггингеме Роберт Ньери всерьез собирается экранизировать историю основателя «Милана».

Эта была история семейного воссоединения. Конечно, в том смысле, в котором его можно понять. Небольшая группа Килпинов горячо приветствовала инициативу Джеймса и Саймона, помогали с информацией об их общем родственнике. Мы посетили клубный музей за день до отъезда из Милана, а также за день до 147-летнего Дня Рождения Герберта Килпина. Марко Амато горячо приветствовал начинание братьев Килпинов: «Почаще приезжайте, буду рад видеть вас снова. Не забывайте, вы здесь как дома».

Источник: thegentlemanultra.com

Автор: Мэтт Макгинн

Перевод: Андрей Курнавин, Даниил Лабыч

Просмотров: 1196
Комментарии (0)

К данному материалу пока не оставлено ни одного комментария.