Прошедший матч архив текущего сезона
Кубок Италии, стадион «Олимпийский»
9 мая 2018
Ювентус 4-0 Милан
Серия А, стадион «Атлети Адзурри д’Италия»
13 мая 2018
Аталанта 1-1 Милан
Серия А, стадион «Сан-Сиро»
20 мая 2018
Милан 5-1 Фиорентина
полный календарь Следующий матч
Товарищеский матч, стадион «база Миланелло»
20 июля 2018, 18:00
Милан — Новара
Товарищеский матч, стадион «StatHub Arena»
26 июля 2018, 03:00
Манчестер Юнайтед — Милан
Товарищеский матч, стадион «U.S Bank Stadium»
1 августа 2018, 02:30
Тоттенхэм — Милан
Статьи и материалы

Джованни Лодетти: «Я много лет продолжал играть в футбол под вымышленным именем»

10 апреля 2013, 14:35

1

Джованни Лодетти живет в Милане, а неподалеку от его дома находится спортивный центр "Ирис". Сюда Лодетти каждый день приходит после обеда, чтобы встретиться с друзьями и поговорить о том, что любит больше всего на свете, то есть о футболе. Именно здесь с ним и встретился  журналист TMW magazine.

(Джованни Лодетти, род.10.08.1942 - полузащитник, выступавший за "Милан" в период с  1961 по 1970 гг., затем игравший за "Сампдорию", "Фоджу" и "Новару". С 1964 по 1968 гг. вызывался в Сборную Италии - прим.пер.)

- Какие воспоминания о карьере игрока у вас сохранились? И какую оценку вы бы сами себе поставили?

"Думаю, я достиг в футболе всего, о чем только может мечтать паренек, желающий стать спортсменом. Мне повезло, ведь становление мое как футболиста проходило в "Милане", бок о бок с величайшими игроками. Кроме того, я выиграл множество трофеев. Ну, а про оценку - сложный вопрос, у меня нет ответа".

- Расскажите о том, как вы попали в молодежный сектор "Милана".

"Попал я туда потому, что приходской священник местечка Казелле Лурани, где я жил, имел контакт с клубом и устроил мой переход без моего ведома. Мне не было и 14 лет, и вот на меня пришли посмотреть, а я не знал об этом. Хотя я с детства болел за "Милан", так что выбор цветов был правильным. Священник договорился с представителями "Милана", и я отправился на просмотр к тренеру молодежки Марио Малатеста, который, между прочим, открыл миру Трапаттони, Пелагалли и Сальвадоре и был настоящим мастером спортивного воспитания. Это был июнь, стояла 40-градусная жара. Мне выдали красно-черную футболку в узкую  вертикальную полоску. Когда я ее надел, то весь буквально покрылся мурашками. Я сыграл хорошо, и меня приняли. Священник получил за мой переход 100 тысяч лир и форму для приходской команды. И вот я перебрался в Милан и стал тренироваться с молодежкой. Мне было 15 лет. А в 19 я дебютировал в первой команде. И все же самой сильной эмоцией была и остается та первая красно-черная футболка на просмотре...Кстати, тогда меня отобрали из ста с лишним ребят".

5

- В то время футбол был не бизнесом, как сегодня, а скорее развлечением. Как относилась ваша семья к происходящему?

"Спокойно. Они не очень-то интересовались футболом, совсем не знали, как все устроено. Конечно, им было приятно, что я оказался в "Милане", но не было ничего похожего на ту вовлеченность родителей, какая наблюдается сейчас. Они гордились мной, но, к примеру, мой отец ни разу не пришел на стадион поддержать меня. Ситуация с деньгами была тяжелая, все мысли были о работе. Когда Чезаре Мальдини вручил мне мои первые премиальные - сто тысяч лир, я принес их в семью, и все мы обнимались от счастья, а мама плакала. Я до сих пор помню ее слезы радости. И все равно, я всегда играл для удовольствия, а не ради профессиональной карьеры".

- Каким был ваш дебют в основной команде? Каково было играть в первый раз на Сан Сиро?

"Первым моим матчем стала игра чемпионата и конкретно Дерби. Невероятные ощущения! Но я до последнего момента не знал, что выйду в основе, это стало сюрпризом. В раздевалке Рокко распределял футболки и вдруг доверил мне седьмой номер. Я дебютировал как правый ала и сыграл весьма неплохо. Матч окончился вничью 1:1. С тех пор я все чаще и чаще выходил в основе".

- Первый же ваш год в команде завершился завоеванием Скудетто. Вы были еще очень молоды, но уже становились частью коллектива победителей...

"И знаете, очень ощущалось, что это команда победителей. В ней было 4-5 ключевых игроков. Ривера, Альтафини, Чезаре Мальдини....Им и так не было равных, а в ноябре еще пришел Дино Сани. Мы разгромили "Ювентус" со счетом 5:1, Альтафини сделал покер..." 

2

- Пожалуй, самым сильным из тех игроков, с кем вы играли, был Ривера. Вы были устоявшимся дуэтом в "Милане". И отлично дополняли друг друга...

"Ривера был футболистом от Бога. Однако решающую роль играло мое и Трапаттони старание на поле, которое так естественно и непринужденно оборачивалось ему на пользу...Приведу лишь один пример: в 1964 году я в одиночку выиграл Дерби, забив к тому же два мяча. И все равно на следующий день Gazzetta dello Sport вышла с таким заголовком: "Милан" под предводительством Риверы не оставляет шансов "Интеру"... Но, несмотря на это, с Риверой сложился естественный и  продуктивный тандем. Моим коньком были скорость и техника. Ну, а он просто был игроком экстра-класса. С ним можно было не волноваться за исход матча. Мы и правда дополняли друг друга. Затем, отдав меня в "Сампдорию", они девять лет ничего не выигрывали. Это стало для меня своего рода реваншем". 

- Кстати, как произошел переход в "Сампдорию" после десяти лет в "Милане"?

"Я находился в Мексике со Сборной, а они в это время решили продать меня. Когда я вернулся, один журналист в аэропорту спросил: "А ты уже знаешь о своем трансфере?" Для меня все это стало травмой. Я, чемпион Европы на уровне сборной и клуба, оказался в команде, которая лишь в последнем туре удержалась в Серии А. Это изменило всю мою жизнь. Мне было 28 лет, за плечами 300 матчей за "Милан" и куча трофеев. Это была ужасная трагедия для меня, ведь я совсем этого не ожидал. Но постепенно я разобрался в причинах этого решения. "Милан" продал меня, чтобы заполучить Ромео Бенетти. Хотя президент "Милана" той поры, Карраро, наврал мне с три короба. Я даже испугался в какой-то момент, что не выдержу и сдамся: слишком трудно было переварить все это. Но думаю, они совершили ошибку, разрушив ту гармонию и не сумев создать ее вновь. Бенетти, в отличие от меня, не играл на команду и на Риверу. Это решение клуба было бы принято всеми легче, окажись игрок лояльным, но этого не произошло. Но меня уже выбросили за борт. Впрочем, в "Сампдории" была замечательная обстановка. Я был капитаном 4 года подряд и не пропустил ни одного матча! Мы стали большими друзьями с Луисом Суарезом".

3

- А потом были "Фоджа" и "Новара"...

"Фоджа" стала еще одним реваншем для меня. После четырех лет в качестве бессменного капитана "Сампдории" я оказался выставленным на трансфер. Так решил Джулио Корсини: он мечтал о перестройке команды на базе молодежи, а я, со своим авторитетом, виделся помехой. И мне предложили подыскать себе новую команду. Я почти уже договорился с "Варезе" (Варезе - город в Ломбардии к северу-западу от Милана - прим.пер.) В то время ведь не было никаких агентов. Оставалось поставить подпись под контрактом...И вдруг они отправляют меня в Фоджу (город на Юге Италии, в регионе Апулия - прим.пер.). В 800 километрах от моего дома! Это стало еще одной травмой. Новая жизнь, да еще так далеко от дома...Моя жена рыдала, но в итоге мы решили согласиться. И я провел там следующие два года. На второй год моим тренером стал Чезаре Мальдини, и мы вернулись в Серию А. Но тут руководство захотело приобрести игрока "Новары" и решило включить в сделку меня. Я без колебаний согласился, ведь таким образом я вновь возвращался домой". (Город Новара расположен к северу от Милана в соседней области Пьемонт - прим.пер.)

- Какой футболист стал для вас лучшим учителем?

"Думаю, Дино Сани - как игрок. И Нильс Лидхольм как тренер. Рокко же был прежде всего выдающимся психологом. Именно Лидхольм сформировал меня как игрока и осторожно ввел в команду. А завершил "работу" надо мной Бернардини в "Сампдории". 

- Победа в Кубке Чемпионов дарит эмоции совершенно иного уровня по сравнению с завоеванием Скудетто. Что в этот момент переживает игрок?

"Кубок Чемпионов - это победа на мировом уровне и значение имеет соответствующее. Я до сих пор получаю письма из разных уголков мира потому, что стал чемпионом Европы, и с клубом, и со Сборной. И почти никто не вспоминает про Скудетто". 

- Что в жизни дарит вам наивысшую радость?

"Семья. Я очень религиозен, поэтому еще и вера. Именно вера в некие идеалы сделала меня зрелой личностью. Я верю в любовь моей жены, а также благодарю Бога за данное мне здоровье. Ведь за всю карьеру у меня не было ни одной серьезной травмы. Именно семья, вера и здоровье стали моей опорой в карьере игрока". 

- А сожаления есть?

"Да. Жалею о том, что так и не стал тренером молодежи после завершения карьеры. Я ведь даже получил лицензию третьей категории, еще когда играл в "Сампдории". Из 84 человек именно я завершил курс с наилучшим результатом, набрав максимальное количество баллов. Кстати, со мной вместе учился Марчелло Липпи. Я всегда хотел тренировать именно молодежь, а не первую команду. Мне нравится работать с ребятами, передавая им все то, чему научили меня великие мастера - Рокко и Лидхольм".

4

- Так почему же вы не стали тренером?

"Получив тренерскую лицензию, я позвонил Джанни Ривере, который был тогда вице-президентом "Милана", и попросил его помочь мне начать работу в молодежном секторе. Он ответил, что мест нет совсем, а спустя шесть месяцев я прочитал, что они взяли Паоло Феррарио на пост тренера Аллиеви Национали. С тех пор мне стала неприятна вся эта внутренняя кухня".

- Что произошло потом?

"Я начал работать в одной строительной компании, эксплуатируя свой имидж известного футболиста, ведь многие в Милане меня знали. Начал с шестимесячного испытательного срока, а затянулось все это на 20 лет. Срок действия тренерской лицензии тем временем истек, и я не стал его продлевать. И очень жалею об этом".

- В вашей футбольной истории есть одна удивительная деталь: вы 25 лет играли под вымышленным именем. Расскажете нам об этой истории?

"Я завершил карьеру в 36 лет. Как-то раз я отправился бегать в один миланский парк. Увидел ребят, которые гоняли мяч на отличных полях, и мне так захотелось вновь оказаться в центре игры! Никто не узнал меня, и я представился как Джованни Черамика, потому что на моем костюме было написано это слово. Это была спецодежда той фирмы, в которой я работал (ceramica - "керамика", читается как "черамика" - прим.пер.). И следующие  два года играл в парке под этим именем. Пока в один прекрасный день один человек, мой ровесник, не узнал меня и не сказал всем, кто я. Несмотря на это, я продолжал там играть еще двадцать лет. Исключительно из-за большой тяги к футболу. Я будто снова стал мальчишкой, играющим в приходской команде!".

Интервью: Антонио Витьелло

Источник: TMW Magazine

Перевод и адаптация:  giove

Просмотров: 4230
Комментарии (0)

К данному материалу пока не оставлено ни одного комментария.