Прошедший матч архив текущего сезона
Кубок Италии, стадион «Олимпийский»
9 мая 2018
Ювентус 4-0 Милан
Серия А, стадион «Атлети Адзурри д’Италия»
13 мая 2018
Аталанта 1-1 Милан
Серия А, стадион «Сан-Сиро»
20 мая 2018
Милан 5-1 Фиорентина
полный календарь Следующий матч
Статьи и материалы

Арриго Сакки. «Тотальный футбол». Глава 3. Первый год в Римини. Часть 3

3 января 2018, 22:07

323

Клубы, в которых я работал, всегда были без гроша, они делали ставку на молодых по необходимости. Я хотел, чтобы у меня играли несколько ребят, с которыми я победил в чемпионате Примавер. Взял Вальтера Бьянки, но не Себастьяно Росси – тогда я не считал, что могу ему довериться. А еще мне был необходим Даниэле Дзоратто, который был не только основополагающим исполнителем в игре команды, но и настоящим, как я любил говорить, тренером на поле. С ним у нас бы резко возросли шансы провести хороший сезон.

"Мы должны не вылететь!" – говорил мне президент.

"И все?" – удивлялся я в ответ.

Мне кажется, что спасение от вылета – странная цель для футбольного клуба. Нельзя, чтобы команда выходила на поле, только чтобы не вылететь. "Что это за цель такая?" – размышлял я.

"Мы должны играть ради победы в чемпионате!" Услышав это, Каппелли удивленно на меня посмотрел. Я не был сумасшедшим, просто воспринимал футбол, как спорт, в который играют ради победы. Это единственная возможная цель, от матча к матчу.

Тренер Чезены Бруно Болки и часть руководство прекрасно понимали потенциал Дзоратто, но технический директор Лукки, которого поддерживал президент, не любил низких игроков. Я попытался убедить его продать Даниэле: "Разве вы не видите, как он малыш?" Я настаивал, и в последний день трансферного окна мы с президентом договорились – Дзоратто перешел в Римини. Так я закончил создание команды, которую хотел видеть.

Из старого состава я оставил вратаря Петровича, молодого Габриэле Дзаманью и 20-летнего Давиде Дзаннони, который потом играл у меня в Парме.

Мы купили у Авеллино 19-летнего Фернандо Де Наполи – он начал карьеру в Римини, затем вернулся в Авеллино, а оттуда попал в Наполи и сборную Италии, в составе которой стал третьим на чемпионате мира 1990-го года.

В Римини свой путь также начал Джанлука Гауденци, которого в 1990-м я позвал в Милан. С россонери он брал Межконтинетальный Кубок и Суперкубок УЕФА, а потом стал хорошим тренером. Из Авеллино пришел и юный Марко Пекораро Сканио, будущий футболист Кальяри, Дженоа, Салернитаны, Анконы и Лечче.

Сезон стартовал матчами Кубка Италии. Мы попали в очень сложную группу: с Бари, Интером, Удинезе, Виченцей и Фоджей. 18-го августа, в разгар лета, принимали в Римини Интер. Город был переполнен туристами, а стадион – зрителями. Наши тифози требовали оправдания за проваленный сезон, простые болельщики футбола хотели посмотреть на чемпионов мира, которые играли в Интере. Атмосфера была словно на празднике, когда люди, обезумев от радости, бросаются в фонтаны. Никто не мог позволить себе пропустить такое событие.

В составе Интера было шесть игроков сборной, которые победили на чемпионате мира в Испании: Ивано Бордон, Габриэле Ориали, Джузеппе Бергоми, Фульвио Колловати, Джампьеро Марини и Алессандро Альтобелли. За них играли бразилец Жуари и немец Ханси Мюллер. Тренировал нерадзурри Рино Маркези.

Были созданы все условия для отличного матча: с одной стороны опытные чемпионы, с другой – молодежь, которая только начинает карьеру. А еще именно с этой игры начались проблемы у команды и руководства, которое не хотело платить премии за товарищеские встречи и матчи Кубка Италии.

Чтобы успокоить и настроить ребят, я сделал президенту непристойное предложение: "Если мы победим, то команда получит половины прибыли от билетов. Договорились?" Я смотрел в лица футболистам – такой вариант пришелся по душе всем.

Это был особый день: они играли на забитом стадионе против чемпионов мира, еще и могли хорошо заработать. На 80-й минуте счет был 0:0, и арбитр поставил пенальти в нашу пользу.  Мирко Фаббри пробил очень плохо. Мне кажется, были услышаны мольбы руководства, которое, конечно, не хотело расставаться с деньгами. До конца матча Мюллер успел забить со штрафного. "Интер победил, но не убедил", – сказали по телевизору.

Первый год в Римини получился очень сложным. Город стал столицей вечного праздника, Италия хотела веселиться после мрачных лет терроризма. На холмах между Римини и Риччоне открылись самые большие дискотеки в стране. Это было начало 80-х, и родной город Федерико Феллини стал отождествлением стремления итальянцев в перерождению и большим изменениями.

Пьер Витторио Тонделли рассказывал о ночной жизни, музыке и культуре города в романе "Римини", который стал бестселлером, символом веселья и легкомыслия. Праздник длился вечно. Зимой дискотеки работали почти каждый вечер, а с апреля по октябрь пляжи были забиты полуголыми девушками. Непрекращающийся соблазн для футболистов, жизни которых за пределами поля как раз в то время начали уделять большое внимание.

В то же время начали совершаться крупные международные трансферы. Марадона перешел в Наполи из Барселоны за сумасшедшие деньги – 13,5 миллиона лир. Ему было 23 года, он стал самым высокооплачиваемым игроком в мире. Италия после победы на чемпионате мира хотела переродиться как страна, а футбол стал способом выражения этого желания. Серия А готовилась к тому, чтобы стать самым сложным чемпионатом в мире.

Моя презентация в роли тренера Римини неслучайно состоялась в "Желтом флаге", одном из самых модных ресторанов города. После пресс-конференции пел Васко Росси, который уже тогда был очень известен.

В общем, было невероятно сложно отстраниться от энергии города, не чувствовать, как кипит жизнь вокруг. К тому же, команда постоянно была в центре внимания. Мне оставалось только призывать к профессионализму футболистов, просить их оставаться серьезными.

Я жил в морской зоне, в зоне для "патак". Город был разделен на две части. Чтобы добраться до моря, нужно было проехать по туннелю, над въездом в который было написано: "Мы сообщаем, что вы переходите в зону патак". А с другой стороны: "Вы покидаете зону патак!". Патака – гедонист, любитель веселья, у которого нет денег

Со стадиона я должен был ехать по набережной, затем повернуть – и попадал на улицу, где жил. В феврале рано темнело, я ехал с включенными фарами, немного освещал пляж. Там и я увидел, как Дзоратто прислонил к стенке раздевалки какую-то девушку, намного выше его ростом. Сразу стало понятно, почему у него такие проблемы с икрами. На следующий день я шепнул ему: "Слушай, давай я дам тебе ключи от квартиры, там будет удобнее всем". С тех пор с икрами у него все было в порядке.

Марко Пекораро Сканио, отличный парень, который потом станет одним из сенаторов команды, постоянно менял подруг. Когда он представлял их мне, то всегда спрашивал: "Вы ведь уже знакомы?" Однажды мне надоело, что из меня делают дурака, и я весело сказал: "А вы разве не было блондинкой?"

"Никогда!" Ей было вовсе не так смешно, как мне.

Это был сложный период, но огромный опыт. После первого матча мы дома сыграли вничью и были освистаны. Следующая игра была в Карарре, против чемпиона, и я убрал из основы всех "стариков". С трибун болельщики хозяев оскорбляли нас, а на скамейке бушевали опытные игроки – это было что-то.

Мы заняли пятое место. Набрали столько же очков сколько Виченца, опередили Парму. В конце проиграли много матчей. Сказались усталость, жара и то, что футболисты постоянно "отвлекались".

Мы были в числе лидеров, хорошо играли, но не побеждали. Моей целью была победа, а клуб дал мне игроков, с которыми я должен был не вылететь. Сложно было работать с таких условиях.

С молодежью у меня были хорошие отношения. Я обучал их разному футболу, рассказывал, как нужно работать, как нужно думать, выходить за пределы традиционных схем. Опытным игрокам было сложнее принять новые методы игры, постоянный прессинг, движения без мяча.

Однажды один из ветеранов сказал мне: "Если я буду двигаться без мяча, то меня не покажут в телевизоре!"

"Ты ошибся профессией, нужно было стать актером!".

Но в конце года футболисты окрепли в плане физики, понимания моих идей и стремлений – я сказал президенту продать их всех. "Оставьте только Дзоратто. Он руководит командой на поле".

Перед матчем с Тренто, президент пригласил меня на ужин. Ситуация в клубе была ужасная, долги – огромные. Речь шла о миллиарде и двухстах миллионах лир. Капелли рисковал не только клубом, но и своим бизнесом. Он рассказал, что продал Дзаннони в Кальяри, выступавший в Серии А, Пекораро и Тинти – в Салернитану, а половину прав на Де Наполи – в Авеллино за 450 миллионов. Он продал Гауденци и Бьянки Брешии. И только в конце вечера – после десерта, перед кофе – признался, что продал и Дзоррато. За хорошие деньги. Капелли не только погасил долги, у него осталось кое-что на создание новой команды.

Я сразу ему сказал, что не хочу больше тренировать Римини. Между нами больше не было доверия. Я был разочарован, ведь мы провели хороший сезон. Я тренировал молодежь, которая стоила копейки, но была продана с большой прибылью. Под моим руководством они набрались опыта, стали стоить дороже. Этого мы добились ценой огромных усилий.

Я остался без работы, это был сложный момент моей карьеры. Я начал понимать, как сложно сделать, чтобы мечты совпадали с реальностью. Как сложно побеждать, несмотря на проблемы клуба. Я хотел видеть, как мои ребята растут, становятся мужчинами благодаря футболу. Я помогал юношам найти свой путь. Для меня это было очень важно, пусть мы и не добились желаемых результатов в чемпионате. Но я был уверен, что моя работа, усилия и стремление будут вознаграждены. Цена на футболистов многое говорила о том, чего я добился.

Итало Аллоди позвал меня во Флоренцию – он работал генеральным директором в Фиорентине, выступавшей в Серии А. Предложил мне тренировать Примаверу и отвечать за молодежный сектор.

Так началось мое долгое приключение на берегах реки Арно.

Глава 3. Первый год в Римини Часть 1

Глава 3. Первый год в Римини Часть 2

Источник: campeones.ua

Перевод и адаптация: Юрий Шевченко

Просмотров: 784
Комментарии (0)

К данному материалу пока не оставлено ни одного комментария.