Прошедший матч архив текущего сезона
Кубок Италии, стадион «Олимпийский»
9 мая 2018
Ювентус 4-0 Милан
Серия А, стадион «Атлети Адзурри д’Италия»
13 мая 2018
Аталанта 1-1 Милан
Серия А, стадион «Сан-Сиро»
20 мая 2018
Милан 5-1 Фиорентина
полный календарь Следующий матч
Статьи и материалы

Арриго Сакки. «Тотальный футбол». Глава 6. Погоня за первым скудетто. Часть 3

2 марта 2018, 12:00

323

Тем временем клуб приобрел двух голландцев. Рууд Гуллит, по мнению руководства, мог играть либеро. В Голландии привыкли действовать в защите так: двое играют персонально, а третий - либеро - делает, что хочет. Гуллит несколько раз выходил на этой позиции. Его купили у ПСВ. Я знал этого игрока, но не видел в нем либеро. Он обладал мощным ударом и впечатляющей скоростью. На самом деле Рууд был резким нападающим, который наводил страх на защитников своей физической мощью, быстротой и великолепным умением играть на втором этаже. Настоящий талант с большими перспективами. За него заплатили 13 миллиардов лир. Также в Милан перешел Марко Ван Бастен, у которого истек срок контракта с Аяксом. Сандро Маццоли в интервью вспомнил, что видел Ван Бастена совсем молодым и сразу понял, каким тот обладает потенциалом - по его мнению, Марко мог стать новым Круиффом.

ПСВ на деньги, полученные за Гуллита, построил трибуну, инвестировал в структуру, несмотря на то, что принадлежал большой компании Philips, и 1988-м году выиграли чемпионат, национальный Кубок и Кубок чемпионов. Великолепный пример для наших клубов.

Мы купили Анджело Коломбо. Президент Берлускони сказал мне: "Сакки, я не хочу тратить миллиарды лир на футболиста по фамилии Коломбо. Кто это такой?". "Нужно взять игроков, которые нам подходят, вписываются в игру", - отвечал я. Через три года Берлускони уже не хотел продавать Коломбо, важнейшего футболиста нашей команды, прекрасного бегуна, который еще и забивал четыре-пять голов за сезон.

Также я попросил президента купить Анчелотти: "Если он придет, мы выиграем чемпионат".

Я настаивал. Я верил в Карло - у него были проблемы с коленями, но мне нужно было его мышление. Анчелотти - профессионал, который никогда не подводил, ориентир для всех. Но в Роме его считали незаменимым.

В пятницу в полночь мне позвонил Галлиани и сказал, что договорился с Ромой. Если Берлускони даст добро, то Анчелотти наш.

Трансферное окно закрывалось в субботу в полдень. Это был последний шанс. Берлускони был в Швейцарии, в Санкт-Морице. Я тут же его набрал.

"Мне нужен Анчелотти. Прекрасный игрок, образцовый профессионал, великолепный человек, пример для всех".

"Для чего покупать игрока, который готов на 20%?".

"Купите его, доктор".

"Спрошу еще раз. Для чего нам футболист, который не может играть в полную силу?".

"С чего вы так решили?".

"Я знаю о коленях".

"Колени меня не волнуют. Я бы переживал, если бы у него были проблемы с головой".

Я убедил его. Так мы купили Анчелотти.

Прошло три-четыре месяца, и Берлускони все еще был недоволен этим приобретением. Говорил мне: "Ты захотел директора оркестра, который не разбирается в музыке!".

Я передал Карло слова президента.

"Что будем делать?" - спросил он.

"Нужно заниматься по индивидуальной программе. Приезжай раньше, будем тренироваться с ребятами из Примаверы".

Я взял Анчелотти, чтобы использовать его  в центре полузащиты, между Барези и Гуллитом. Карло работал очень старательно, показал, что готов идти на жертвы ради прогресса, и постепенно адаптировался к моим требованиям. Во многом благодаря дополнительным занятиям с молодежкой.

729

Прежде чем заняться политикой Берлускони был ярким шоуменом. Он знал, что даже маленькая победа важна, искал любой повод, чтобы праздновать. Как настоящий бизнесмен он решил не платить футболистам премии за матчи. Деньги они получали, если добивались поставленной цели. Так что премии могли очень отличаться по размеру в зависимости от результатов. Это был революционный подход, ведь даже в командах, которые вылетали платили фиксированные суммы за матчи.

Еще одним большим нововведением стало проведение собраний с участием команды, тренеров, психологов, пресс-атташе, директоров и всех работников клуба. Тренером вратарей и моим помощником был верный Итало Галбьяти. До сих пор жалею, что не взял его на чемпионат мира, потому что  он был на десять лет старше меня. Но после этого Итало стал правой рукой Капелло в сборной России, а ведь ему было почти 80 лет. За физическую подготовку отвечал Винченцо Пинколини, Гвидо Сузини работал с прессой, Паоло Таведджа занимал должность организационного директора, Бруно Ди Микелис - клубного психолога, также у нас было два прекрасных врача: травматолог Джованни Батиста Монти и ортопед Родольфо Тавана. Великолепный тим-менеджер  Сильвано Рамаччони и феноменальный Адриано Галлиани довершали картину. Это была команда мирового уровня, которая делала Милан великим.

На четыре дня все закрывались в замке, расположенном в Эрбе, около Комо, чтобы пообщаться, поделиться опытом и планами, чтобы лучше узнать друг друга. Это был очень хорошо организованный клуб, современный, в котором каждый знал свою роль и обязанности.

Я просил Берлускони обойтись скромным представлением команды, обойтись без излишнего размаха. За год до этого он посадил в центре поля вертолеты, а футболисты стали объектами насмешек. Так что мы организовали небольшую пресс-конференцию и начали работать, воодушевленные энтузиазмом болельщиков.

Тренировались в Сольбьяте, занятия были открытыми - приходили пять-шесть тысяч человек. Но в Миланелло мы работали за закрытыми дверьми, тихо и спокойно.

 

Мой дебют во главе Милана состоялся второго августа 1987-го года. Это был товарищеский матч с Сольбьтязе.  Мы выиграли 7:0. Я вспоминаю ту встречу как нечто особенное. Я сразу серьезно взялся за работу, хотя, по сути, это и была всего лишь тренировка.

Журналисты, посещавшие тренировки, начали писать о том, над чем мы работаем. Для них это тоже было новинкой, манной небесной для статей. Они рассказывали об упражнениях на психокинетику, которые требовали сложного мыслительного процесса от футболистов и помогали развивать внимательность и концентрацию. Мы с первого дня занимались с мячом, я спешил дать команде понять, чего я от нее хочу. Микеланджело говорил, что картины рисуются разумом, а не руками. Я считал, что разумом нужно играть в футбол, а ноги - это всего лишь средство, которое облегчает процесс. Если у тебя хорошая техника, но ты не умеешь читать игру, то отдаешь пас вперед, когда нужно сделать передачу назад, и держишь мяч, хотя нужно от него быстро избавиться. Техники недостаточно. Она помогает, но не более того.

Все это звучало странно для игроков, которые привыкли к своем другой работе. Но только так я мог объяснить им красоту нового стиля игры. Когда ты хочешь что-то менять, то нужно быть очень убедительным и не допускать колебаний. Карло Анчелотти как-то признался: "Я был так взвинчен! Арриго выглядел таким уверенным, что убедил всех нас".

Я много говорил с футболистами, старался передать им свои идеи, пояснить мои взгляды. По вечерам обходил комнаты, чтобы проверить, все ли в порядке. Я поселил вместе футболистов одного амплуа, хотел, чтобы они подружились за пределами поля. Тассотти рассказывал, что несколько раз они выключали свет, когда слышали, что я иду, потому что уставали от моего постоянного присутствия. Я ведь сразу начинал давать советы о следующем матче, потому что никогда не переставал думать о работе.

Кое-кто обвинял меня в том, что я вмешиваюсь в чужие дела. Возможно, так и было, но посмотрите на результаты. Некоторым футболистам было уже 25-27 лет, но они никогда не попадали в первую десятку France Football, не выигрывали Золотой мяч. А после нашей первой победы в чемпионате в этой десятке регулярно было пять-шесть игроков Милана.  Мои критики говорили, что я выматываю футболистов. Но за исключением Ван Бастена, у которого возникли проблемы с голеностопом, все остальные выступали на высочайшем уровне до 35-40 лет. Ван Бастен со мной дважды взял Золотой мяч, Гуллит тоже играл в Милане, когда ему вручили трофей. Франко Барези становился вторым, Райкаард - третьим. В начале в этой команде было всего пять игроков сборных: два голландца, Мальдини, Барези и Донадони. Потом Анчелотти начал стабильно играть за Скуадру Адзурру, затем в национальную команду стали приглашаться все наши футболисты - кто-то чаще, кто-то реже. Я и сам многих вызывал в сборную: Эвани, Мусси, Тассотти, Костакурту, Массаро, Альбертини… Отказался только от Коломбо - он снизил требования к себе.

Чемпионат мы начали плохо - команде нужно было время, чтобы привыкнуть к новой модели игры.

Чтобы не травмировать ребят, мы давали нагрузку на 20-25% меньше, чем во втором сезоне с Пармой. Но Мальдини все равно говорил, что "они работали очень много".

На протяжении второго сезона на наши тренировки приезжали посмотреть нынешний тренер Арсенала Арсен Венгер, Жерар Улье, который был помощником главного тренера в сборной Франции, и Луис Мигель Фернандес. Они оставались в Миланелло на семь-восемь дней и, уезжая, говорили, что никогда не видели, чтобы команда так много работала. Были у нас и Сальваторе Баньи с Де Наполи, игроки сборной. Они посмотрели двойные тренировки в среду и в четверг, и Де Наполи сказал мне: "То, что вы сделали за два дня, мы делаем месяц". Я был с ним знаком, Фернандо играл у меня. В Римини ему приходилось тренироваться трижды в день.

Сильвио Берлускони не нравилось, что к нам приезжают другие тренеры. А я всегда говорил: "Пусть смотрят. Могут даже копировать упражнения. Но главное - это чувствительность тренера. Он должен улавливать, как сделать игроков лучше, руководить движениями команды на поле. Исправлять ошибки на тренировках - если этого не сделать, то во время игры команда будет ограничена".

Продолжение следует

Глава 6. Погоня за первым скудетто. Часть 1

Глава 6. Погоня за первым скудетто. Часть 2

Источник: campeones.ua

Перевод и адаптация: Юрий Шевченко

Просмотров: 560
Комментарии (0)

К данному материалу пока не оставлено ни одного комментария.