Прошедший матч архив текущего сезона
Товарищеский матч, стадион «U.S Bank Stadium»
1 августа 2018
Тоттенхэм 1-0 Милан
Товарищеский матч, стадион «Levi’s Stadium»
5 августа 2018
Милан 1-0 Барселона
Товарищеский матч, стадион «Сантьяго Бернабеу»
11 августа 2018
Реал Мадрид 3-1 Милан
полный календарь Следующий матч
Серия А, стадион «Сан-Сиро»
19 августа 2018, 21:30
Милан — Дженоа
Серия А, стадион «Сан-Паоло»
25 августа 2018, 21:30
Наполи — Милан
Серия А, стадион «Сан-Сиро»
31 августа 2018, 21:30
Милан — Рома
Статьи и материалы

Арриго Сакки. Глава 15. В Испанию с Атлетико. Часть 2

9 августа 2018, 21:25

323

В Кубке УЕФА нам попался Обилич. Президентом клуба был военачальник Аркан, преступник, находящийся в международном розыске. Его «тигры» устроили резню в Боснии. Югович не поехал на матч – он встречался с сестрой Аркана и подвергся серьезным угрозам. Аркана я знал  – он был главой ультрас Црвены Звезды, когда мой Милан играл против югославской команды в знаменитом матче, прерванном из-за тумана.

На игру в Мадриде вместо Аркана приехала его жена, известная певица. Вице-президент Атлетико Энрике Сересо, который занимался кино, спрашивал меня: «Арриго, ты видел жену Аркана?».

«Нет. А что? Красивая?».

«Не то слово!».

Через две недели, в Белграде мы ужинали с руководством Обилича в ресторане – Аркан боялся, что на него могут совершить покушение и убить. Он пригласил нас к себе домой – вилла была окружена целой армией вооруженных людей.

У врача Атлетико Вильялона было девять детей, как у Аркана. Но ему их родила одна жена, а Аркану – три.

«Видишь, ты круче, чем он!» – шепнул я доктору за ужином.

Охранников сопровождали ротвейлеры – огромные, словно быки. Языки высунуты, слюна брызжет – псы были действительно страшные. Ужин закончился стрельбой в воздух из автоматов. 

Следующим утро мы вышли тренироваться на поле Обилича. Я услышал странный звук, похожий на рев. Пошел в раздевалку – проверить. А вдруг там в клетке сидит тигр?

УЕФА не разрешил играть на стадионе Обилича, матч проводился на арене Партизана. Все болели за нас и против Аркана, который перед игрой вышел на поле с – кем бы вы думали? – тигром на цепи, чтобы показать свою власть всем присутствующим.

Мы выиграли с трудом. Я шел в раздевалку, когда кто-то дотронулся до моего плеча. Это был Аркан. Едва улыбаясь, он сказал по-итальянским: «Синьор Сакки, сегодня вам повезло!».

Я согласился. Во-первых, он был прав. Во-вторых, я не посмел бы спорить с таким опасным человеком. Закончил он плохо – Аркана признали виновным в многочисленных убийствах и застрелили еще до суда.

Журналистку с испанского телевидения, которая делал сюжет об Аркане и его жене, как-то остановил на улице незнакомец. «У меня для вас конверт».

«Для меня?».

«Да!».

В конверте оказалось фото женщины, сделанное за несколько минут до этого.

«Сейчас мы просто сделали фотографию. А в следующий раз можем выстрелить», – сказал юноша.

Она вернулась в отель белая, как мел. Cела на диван в холле, не зная, что делать. Показала нам фото, рассказала, что случилось.

«Выход есть, – сказал я. – Просто перестаньте говорить об Аркане и его семье».

Во время того выезда случалось всякое. Президент Атлетико давал интервью по ТВ, когда вдруг софиты начали двигаться, а за ними и пол. Началось жуткое землетрясение. Мы побежали в автобус, но, к счастью, все продолжалось несколько секунд. 

В самолете, по пути домой, наш босс кричал от радости: «Мы выжили!».

***

Испания – красивая страна. Но я проводил дни и ночи дома, смотря матчи, изучая соперников. Одержимость никуда не делась, она была сильнее меня. Я часто просил Грациани составить мне компанию, но он всегда отвечал, что у него есть дела.

Через несколько недель, проведенных в Испании, я понял, что не выдерживаю. При первой возможности, в понедельник после матча, я летел в Фузиньяно – хотя бы на несколько часов. Я чувствовал необходимость вернуться домой, зов моей земли. Там я чувствовал себя радостным и свободным, мог дышать полной грудью. Пара часов в Фузиньяно наполняли меня тем минимумом энергии, который был необходим, чтобы продолжать работу, становившуюся все более утомительной.

Я жил во многих городах, но, когда уехал из Италии, осознал, что мне хорошо только в родном. Испания – фантастическое место. Но у меня уже не было того энтузиазма и той мотивации, что сопровождали меня всю мою карьеру. 20 лет я жил на максимуме возможностей, а теперь мне не хватало сил.

В Испании я почувствовал первые признаки глубокого кризиса, причины которого годами копились внутри меня. Мне все сложнее становилось справляться со стрессом. Работа больше не приносила удовольствие.

Очень важной в то время была поддержка семьи. Жена боялась летать и приехала в Мадрид на автомобиле, чтобы побыть со мной несколько недель.

 ***

Мадрид расположен в 700 метрах над уровнем моря, климат там очень похож на наш, но всегда светит солнце. Когда я открывал окно, вид был невероятным. Но мне все представлялось в темных тонах. Мне было плохо, я хотел в Фузиньяно. Кризис. Я днями сидел дома, смотрел матчи, готовил тренировки, придумывал стратегии, оценивал футболистов и команды, с которыми нам предстояло играть. Я по-прежнему был перфекционистом, но работа уже не приносила мне никаких эмоций.

Это видели все, Пинколини в том числе. Однажды он ехал за мной на машине и стал свидетем того, как я пропустил будку с оплатой, просто промчавшись мимо нее. Я был так сосредоточен на работе, что не жил и не видел ничего вокруг.

***

Чемпионат мы начали неплохо. В первом круге шли в тройке-четверке, но потом начали проигрывать – возможно, причиной была моя слабость. Худшее поражение потерпели на Мальорке – 0:4. Затем уступили в дерби Реалу 2:4. За победой над Сельтой последовали другие неудачи.

Президент вызвал меня и сказал, что недоволен. Но выгнать он меня не мог, останавливала клаусула в контракте.

«Не переживайте. Я уйду сам».

«А деньги?».

«Мне ничего не нужно».

Следующим утром сын президента Мигель Анхель и генеральный директор пришли ко мне – они не хотели, чтобы я уходил.

«Я уже все решил с твоим отцом», – сказал я Мигелю Анхелю.

«Если ты уйдешь, мы вылетим», – настаивал он.

Но я твердо решил вернуться домой. Я перегорел. 

Атлетико спасся от вылета в предпоследнем туре.

Я уволился 14-го февраля 1999-го. На пресс-конференции я говорил мало. «С этого момента не являюсь тренером Атлетико Мадрид. У меня нет сил. Я ухожу из футбола и больше не буду тренировать. Больше мне нечего сказать».

Я пришел к финишу.

Покидая конференц-зал, я поблагодарил всех за сотрудничество: президента, директоров, работников клуба, футболистов. Пожелал им успеха.

Мой контракт был действителен до июня 2000-го, но я отказался от денег. Я никогда не работал ради денег. Я привык подписывать соглашения на год. Как только они истекали, я каждый раз думал, что нужно поставить точку.

Я позвонил жене: «Возвращаемся домой». Уже чувствовал себя лучше, испытывал огорчение и воодушевление одновременно.

Джованна поехала в Фузиньяно на машине. Я утром переговорил с Хилем, а в обед у меня в кармане уже был билет на самолет. Эмоции были смешанные, но, по крайней мере, я был честен с собой. Время компромиссов прошло. Пора было вернуться домой и подумать о том, что моя карьера тренера завершилась.

Итало Грациани, друг всей моей жизни, обжился в Испании. Когда я сказал ему, что возвращаюсь в Фузиньяно, он был очень удивлен: «Как домой? Тут же великолепно!».

Я ни с кем не говорил во время полета. Было обидно покидать Испанию, в середине 90-х в стране был экономический бум. Испания цвела, это было место возможностей. Люди улыбались, веселились, гуляли до ночи, пели и танцевали. Все это сказывалось на футболе – для испанцев это было развлечение, яркое и красивое. На стадионах не было сеток, ограждений. Никто не дрался, на матчах царило уважение, а не жестокость. Сейчас, возможно, дела обстоят хуже, но нам до Испании по-прежнему далеко.

***

Самолет приземлился в Венеции. Стоял февраль. Погода – хуже не придумаешь. Дождь, туман, ветер, срывающийся снег.

«А вот и твоя любимая Италия. На это мы променяли солнечную Испанию…» – жаловался Грациани, застегивая воротник куртки. 

Позже я понял, почему он так недоволен. Через две недели нас пригласили на обед общие друзья. По дороге я включил диск, который мне подарил участник группы Gipsy Kings, один из братьев Рейес, преданный фан Атлетико.

«Послушай, какой ритм», – обратился я к Грациани.

«Если бы ты видел, как под него танцуют испанки…».

«Извини, а когда ты успел насмотреться на танцующих испанок?».

«Было дело…».

В Мадриде я сидел дома – читал, изучал, смотрел матчи. Уставший, обессиленный, деморализованный.  Несколько раз просил Итало присоединиться, составить компанию…

Я позвонил нашему другу, с которым он общался в Испании.

«Где вы проводили время?».

«Постоянно ходили на дискотеки!».

«Теперь я все понял! Я дома, решаю тысячи проблем, справляюсь с давлением, а ты каждый вечер развлекаешься! Вот почему ты не хотел возвращаться в Италию».

Мой друг детства повернулся ко мне с привычно невозмутимым выражением лица. И расхохотался.

Глава 15. В Испанию с Атлетико. Часть 1

Источник: campeones.ua

Перевод и адаптация: Юрий Шевченко

Просмотров: 166
Комментарии (0)

К данному материалу пока не оставлено ни одного комментария.