Прошедший матч архив текущего сезона
Серия А, стадион «Артемио Франки»
11 мая 2019
Фиорентина 0-1 Милан
Серия А, стадион «Сан-Сиро»
19 мая 2019
Милан 2-0 Фрозиноне
Серия А, стадион «Паоло Мацца»
26 мая 2019
СПАЛ 2-3 Милан
полный календарь Следующий матч
Товарищеский матч
23 июля 2019, 00:00
Бавария — Милан
Товарищеский матч
28 июля 2019, 00:00
Милан — Бенфика
Товарищеский матч
3 августа 2019, 00:00
Манчестер Юнайтед — Милан
Статьи и материалы

Дорогой Карлетто. Глава 21. «Нетерпеливый Пиноккио»

5 апреля 2019, 09:00

794

Нос. Он у него действительно огромный. Летом 2006 года Пиноккио договорился с нами о контракте, он практически стал игроком «Милана». Уже была готова футболка для Златана Ибрагимовича, идеального нападающего из «Ювентуса». Идеального самого по себе, идеального для моей команды. Мощное оружие в моих руках, и Кака в роли подносчика снарядов. Я уже представлял, как тренирую его – яркую звезду на верхушке нашей рождественской елки.

Но Ибре не хватило смелости подождать. Он оказался слишком нетерпеливым. Пока мы готовились, Массимо Моратти заплатил – Ибра перешел в «Интер». Надо сказать, я был слегка разочарован. Это стало первым ожогом от разгорающегося скандала Кальчополи. И чтобы защититься, мало было крема – требовались целые доспехи.

Летом 2006 года мы запланировали большой трансфер – Ибру, но не знали, будем играть в Серии А или в Серии В. Златан не хотел понижения в классе, поэтому мы попросили его немного подождать. Когда ситуация прояснилась, он уже передумал. Поменял форму, но не город. Жаль. Ибра так хотел выиграть Лигу чемпионов – мы бы преподнесли ему эту победу на блюдечке.

Вместо него я познакомился с маршалом Ауриккьо, он тогда стал очень известной персоной. Каждый день я читал в газетах что-то новое о расследовании, версии менялись одна за другой, становились все хуже и хуже. «Милан» в Серии А, «Милан» в Серии В, «Милан» рискует оказаться в Серии С, «Милан» исключен из еврокубков, «Милан» виновен, «Милан» очень виновен. Я был готов ко всему – даже узнать, что Галлиани стоит за убийством Кеннеди. Словно настал конец света.

Как-то мы собрались у меня дома с друзьями, обсуждали происходящее. Я признался, что удивлен – меня до сих пор не вызвали в полицию. Допрашивали ведь всех подряд. Тут же зазвонил телефон. Анонимный скрытый номер, словно злая шутка: «Алло, карабинеры Рима, говорит маршал Ауриккьо».

«Да ладно. Вы издеваетесь?».

«Нет, это действительно я. Маршал Ауриккьо».

Как сорт сыра. Что там говорили в рекламе? «Ауриккьо – очень вкусно?»

«Слушай, говори, что хочешь, дорогой Ауриемма…»

«Ауриккьо!»

«Да, точно, Ауриккьо. Все равно подозрительная фамилия. Словно кто-то решил подшутить надо мной».

Все мои друзья были тут. Очень интересно, кто из них это все подстроил.

«Анчелотти, нам нужно поговорить».

«Да, но я не знаю, кто ты такой».

«Я Ауриккьо».

«Это я понял. Но кто ты на самом деле?».

«Я представляю карабинеров Рима».

«Заело? Если это действительно так, пришлите мне что-то официальное. Оповещение, телефонограмму».

«Анчелотти, телефонограммы перестали посылать после Второй мировой войны».

«Слушай, Ауриемма…»

«Ауриккьо!»

«Точно, Ауриккьо. Пришли что угодно, но мне нужно доказательство. Отправь факс местным карабинерам, пусть они позвонят мне».

Я обращался к нему на ты, а он продолжал быть вежливым. Что-то было не так – шутка затянулась.

«Синьор Анчелотти, вы – известная личность. Мы хотим, чтобы все прошло тихо, без шумихи. Ради вашего же блага. Приезжайте в Рим через два дня».

«Для чего мне ехать в Риме? Что вы от меня хотите? Кто ты такой?»

«Я Ауриккьо».

Это был разговор Сверчка и Пиноккио. Или Траляля и Труляля, ведь Пиноккио уже тренировался с «Интером».

«Давайте сделаем так, Анчелотти. Я перезвоню на днях».

«Делай, что хочешь».

«Всего хорошего, Анчелотти».

«Всего хорошего, Ауриемма или как там тебя зовут».

Мне кажется, я довел его до кризиса личности. Я по-прежнему был уверен, что это шутка. Идеальный тайминг – мне позвонили именно в тот момент, когда я обсуждал допросы с друзьями.

Из интереса я начал собирать информацию. Маршал Ауриккьо действительно существовал. Более того – он был важной шишкой, одним из главных в расследовании. Я уже представил себя в наручниках за оскорбление официального лица – далеко от скамейки «Сан Сиро», намного ближе к скамье тюрьмы «Сан Витторе». Она, наверное, даже не шаталась.

Я все-таки поехал в Рим, в офис полиции. Меня ждал молодой парень с коротко стриженными темными волосами. Это был он, единственный и неповторимый – маршал Ауриккьо. Очень приятный молодой человек.

«Рад познакомиться, Я – Анчелотти».

«Взаимно. Я – Ауриемма».

«Ауриемма?».

«Нет, конечно. Ауриккьо».

Мы посмеялись, и больше никто не улыбался. Все стало чертовски серьезно.

Меня провели в комнату. За столом сидели ведущие расследование Нардуччи и Беатриче, и еще один человек. Я сел напротив – как в школе. Они – профессоры, я – ученик. На самом деле – допрашиваемый. Поскольку я был в центре событий, то не мог говорить все, что взбредет в голову, ведь меня могли обвинить в ложных показаниях. Я должен был говорить правду, так и сделал. Меня преимущественно спрашивали о годах, проведенных в «Ювентусе». Знал ли я об отношениях Моджи с арбитрами? Я послушал разговор Леонардо Меани, представителя «Милана», с помощником главного рефери после матча «Сиена» – «Милан», в котором не засчитали чистый гол Шевченко. Меани жаловался на отношение к нам. Прозвучала фраза: «Тут в машине со мной Анчелотти». Поэтому Ауриккьо меня и вызвал. Беседа продлилась около часа.

795

Второй допрос прошел в офисе расследований Федерации, снова в Риме. Было не очень приятно. Я выходил оттуда с ощущением, что у «Милана» будут неприятности. Они давили на меня, задавали провокационные вопросы о Меани (который был и остается моим другом), старались найти прямые доказательства причастности клуба. Были уверены, что мы виновны.

Мне нечего было скрывать: «Меани делал эти звонки, потому что он заботится о «Милане». Он пытался сделать так, чтобы нам не приходилось постоянно становиться жертвами предвзятого отношения арбитров».

В общем, никакого скандала. Я знал, что Леонардо не сделал ничего плохого, тем не менее, у нас возникли проблемы. Часто звонил Галлиани – он был очень взволнован и зол, клуб рисковал своим имиджем. Чтобы успокоить его, я сказал: «Останусь, даже если нас отправят в Серию В». И футболисты останутся со мной.

Мы начали сезон с минусом в восемь очков и в квалификации Лиги чемпионов. Я до сих пор считаю, что «Милан» стал жертвой огромной несправедливости. Если внимательно посмотреть сезоны, которые были под подозрением, у нас точно не было преимущества над «Ювентусом». Скорее наоборот, особенно в играх с ними. В Турине арбитр Бертини не поставил два пенальти в нашу пользу. И остановил игру, когда Кака удержался на ногах после фола, и мы выходили втроем на одного игрока «Юве». На двух, если учитывать Бертини. Идеальное преступление, что тут еще сказать.

Лето Кальчополи было ужасным. Страшный удар по имиджу итальянцев, чемпионов мира. Трехцветный флаг, втоптанный в грязь. «Милан» играл квалификацию Лиги чемпионов против «Црвены Звезды». Мне пришлось раньше срока вызвать всех футболистов на сборы. Даже тех, кто только что сыграл в финале чемпионата мира. Помню, как говорил с Индзаги: «Пиппо, мне жаль, но нужно вернуться. Ты нам необходим».

«Ок, мистер, секунду». Прошла действительно секунда – Пиппо словно телепортировался на базу. Прекрасный пример для всех. В том числе – для Пиноккио.

Перевод и адаптация: Юрий Шевченко

Предыдущие главы: Карло Анчелотти «Preferisco la Coppa»

Просмотров: 1337
Комментарии (0)

К данному материалу пока не оставлено ни одного комментария.