Прошедший матч архив текущего сезона
Товарищеский матч, стадион «Дино Мануцци»
17 августа 2019
Чезена 0-0 Милан
Серия А, стадион «Дачия Арена»
25 августа 2019
Удинезе 1-0 Милан
Серия А, стадион «Сан-Сиро»
31 августа 2019
Милан 1-0 Брешия
полный календарь Следующий матч
Серия А, стадион «Маркантонио Бентегоди»
15 сентября 2019, 21:45
Эллас Верона — Милан
Серия А, стадион «Сан-Сиро»
21 сентября 2019, 21:45
Милан — Интер
Серия А, стадион «Олимпийский стадион»
26 сентября 2019, 22:00
Торино — Милан
Статьи и материалы

Дорогой Карлетто. Глава 22. «Никакого Мальтийского соглашения не существует»

25 июня 2019, 23:17

215

Если бы Великий Коммуникатор, Тот, кто знает, Мастер пресс-конференций, Безграничный Провокатор, Особенный тренер, который никогда ничего не просит (а вот его постоянно просили о победе в Лиге чемпионов, но ответа так и не дождались), был бы среди нас в конце того проклятого лета 2006 года, он бы точно вмешался в наши дела. И сказал бы только одно, по-португальски: «Zeru tituli для «Милана». Ноль титулов, ни одного трофея на горизонте.

На самом деле мы готовились произвести впечатление. Подписали Даниэле Бонеру для квалификации Лиги чемпионов и узнали, что он дисквалифицирован, не сможет играть. Но в остальном все было хорошо. Как обычно, в составе были ветераны, но в хорошей форме – особенно Кафу. Он удивил меня. Появился в Миланелло за три дня до первого матча с «Црвеной Звездой» и был в невероятных кондициях. Каждый раз, возвращаясь из Бразилии, он казался новым защитником, словно проходил курс омоложения. Я так и не понял, что он употребляет в отпуске. И знать не хочу. Мы выиграли и дома, и в гостях, прошли в групповой турнир. Лиге чемпионов нельзя без нас. А нам – без нее.

В то время я тренировал две команды. Официально – «Милан», сердцем – «Ливерпуль». Я болел за нас и за них, хотел, чтобы мы сыграли в финале в Греции. Поражение в Стамбуле и Кальчополи выбили нас из колеи, нам пришлось играть квалификацию, но я уже думал о финале. Я рассказал всем о своей идее перед выездным матчем против «АЕКа» во время интервью на стадионе, где пройдет финал: «Я тут, чтобы ознакомиться с полем». Помню, какой-то опытный журналист – из тех, что считают, будто они знают все, но на самом деле знают меньше остальных – посмотрел на меня, как на сумасшедшего. У нас действительно были проблемы на протяжении нескольких месяцев после тех моих слов. В чемпионате мы сдались почти сразу, восемь очков штрафа – это слишком много. В Лиге чемпионов не блистали результатами и уж точно не радовали игрой. В группе нам попались «АЕК», «Андерлехт» и «Лилль». Мы прошли дальше, но без особого энтузиазма. В ноябре-декабре на нас поставили крест. Zeru tituli. Zeru tituli. Двигатель заклинило. Летом у нас не было времени на должную подготовку, и это дало о себе знать. Мы с нетерпением ждали зимнюю паузу, чтобы набраться сил. Но были и хорошие новости: «Ливерпуль» не сдавался, тоже прошли дальше. Все складывалось по плану, а план составляет судьба, а не я. Скамейка тряслась и плясала, словно на наркотиках. Адриано Галлиани начал разбирать ее прямо подо мной. Работящий вице-президент.

Во время паузы руководство решило отправить нас на Мальту: «Как минимум вы приведете себя в надлежащую физическую и атлетическую форму». Там мы переродились, забегали. Казались другой командой. Изменения были настолько разительными, что все начали говорить о знаменитом Мальтийском соглашении. Таком знаменитом, что его никогда не существовало. Я не знаю, что это. В газетах писали одно и то же: «Соглашение, вот секрет возвращения команды». Меня заинтересовали эти статьи, и я спросил у футболистов, о чем речь. Переживал, что они от меня что-то скрыли. «Вы договорились о чем-то и мне ничего не сказали?». А они не понимали, о чем речь. Думали, у меня крыша поехала.

На самом деле все было намного проще. Мы хорошо поработали – как никогда в предыдущие месяцы. То же самое происходило с «Ливерпулем» – еще одна отличная новость. Я следил за ними, я переживал. Вперед, «Красные».

В это же время Гаттузо сходил с ума из-за Каладзе. У Рино день рождения девятого января. За несколько дней до этого в начале тренировки Каладзе всех остановил: «Мистер, извините, я должен сказать вам кое-что важное».

«Давай, Каха…»

«Через три дня день рождения у Рино Гаттузо».

Мы сделали вид, что ничего не произошло. Вечером, за ужином, снова: «Извините, ребята, нужно поговорить».

«Давай, Каха…»

«Через два дня и 14 часов день рождения у Рино Гаттузо».

Наши врачи посмотрели на него, хотели вмешаться. У них уже была готова смирительная рубашка, но мы остановили их.

216

Следующим утром – то же самое.

Он поднял руку, и я даже не успел дать ему слово.

«Через два дня день рождения у Рино Гаттузо».

Бедный Каха. Альцгеймер в таком раннем возрасте – это ужасно. Парни начали посмеиваться, а Рино – выходить из себя. Он чувствовал, что над ним издеваются. Стартовал обратный отсчет до взрыва. Вечером восьмого января Каха опять заговорил: «Парни, через три часа день рождения у Рино Гаттузо». Рино с трудом себя сдерживал. Он бы с радостью поколотил Каладзе.

И вот день настал – девятое января. Ничего не происходит. Ничего, Все молчат. Стоит тишина, словно случилась трагедия. Пришлось вмешаться: «Каха, ничего не хочешь сказать?»

«Нет, мистер. А что я должен говорить?»

«Ничего не забыл?»

«Нет».

Я покосился на Рино, он был словно бомба, готовая взорваться. Но держался, думал, что победил.

Десятое января, обед. Каладзе подошел ко мне с очень грустным выражением лица. Казалось, случилось что-то плохое. Я даже заволновался и громко спросил у него: «Что-то не так?»

«Да, мистер. Через 364 дня день рождения у Рино Гаттузо».

Все попадали от хохота. Просто гениально! Рино тут же подбежал и надавал ему тумаков. Кажется, тогда у Кахи начались проблемы с коленом. Возможно, потом кто-то рассказал о Каладзе тем журналистам-ветеранам, которые все хотят знать, но они неправильно поняли историю. Никакого соглашения на Мальте – одно сумасшествие.

Повторюсь, соглашения не существовало. Хотя я замечал – дела налаживаются. У обеих моих команд: «Милана» и «Ливерпуля». В разговорах с парнями я много говорил о том, что нас наказали несправедливо, что было бы здорово развеять разговоры, которые о нас ходят, ответить на поле. Мы выбросили из головы весь мусор и лишние мысли, а на их место я засеял важную идею: «Парни, не переживайте. Я выведу нас в финал».

Был январь, а я думал об Афинах. Массимо Амброзини раздумывал о завершении карьеры из-за постоянных травм. Он абсолютно не верил в себя. Пришлось помогать ему всей командой – мы напоминали, как он нужен нам. Массимо был важен для нас, для «Ливерпуля», для всех.

217

Я четко знал, как выглядит идеальный состав, который принесет нам победу в Лиге чемпионов. В нем был Амброзини. «С тобой мы выиграем», – говорил я ему. Массимо не послал меня на хрен, потому что он – вежливый парень, но точно думал, что я издеваюсь. Я настаивал: «Массимо, я не шучу. Я не могу выпускать Индзаги и Джилардино вместе в важных матчах, мы будем слишком разбалансированы. Нужно вспомнить о старой доброй Рождественской елке. Ты нужен мне. Точка».

Я видел состав таким: Гаттузо, Пирло и Амброзини в полузащите, Кака и Зеедорф – треквартисты, один нападающий впереди. Без Йоана Гуркюффа – талантливого, но сумасшедшего. Странный, очень странный парень, который думал только о себе. Он обладал сумасшедшим потенциалом, но берег его для себя. Он создавал проблемы и за пределами поля, но это никогда не влияло на мой выбор. Он просто не мог играть в этой команде. В отличие от Амброзини. Массимо, пропустив много времени, вернулся на поле в матче Кубка, почувствовал боль в бедре и снова впал в депрессию: «Хватит, я хочу закончить с футболом. Я больше не могу».

Врач был растерян. Он отвел меня в сторону и прошептал: «Слушай, с ним все в порядке. Нет никаких повреждений».

И я снова поговорил с Массимо: «В воскресенье мы играем в чемпионате с «Лацио». Врачи говорят мне, что ты придумал травму. Ты говоришь, что тебе больно. Сделаем так. Я выпущу тебя в основе. Останешься на поле, пока сможешь. Минуту, две, три, тридцать. Если сломаешь себе что-то – и хорошо. Тогда мы решим эту проблему и поймем, что ты был прав».

Он вышел на поле, чувствовал себя прекрасно. С тех пор его ничто не тревожило.

Все части мозаики становились на свои места. Моя уверенность, что мы сыграем в Афинах, росла. Zeru tituli? Хрен там.

Перевод и адаптация: Юрий Шевченко

Предыдущие главы: Карло Анчелотти «Preferisco la Coppa»

Просмотров: 1671
Комментарии (1)
Профиль пользователя Милан-90

Сообщение от Милан-90

25 июня 2019, 23:26

0