Прошедший матч архив текущего сезона
Серия А, стадион «Альянц Стадиум»
6 апреля 2019
Ювентус 2-1 Милан
Серия А, стадион «Сан-Сиро»
13 апреля 2019
Милан 1-0 Лацио
Серия А, стадион «Эннио Тардини»
20 апреля 2019
Парма 1-1 Милан
полный календарь Следующий матч
Кубок Италии, стадион «Сан-Сиро»
24 апреля 2019, 21:45
Милан — Лацио
Серия А, стадион «Стадио Олимпико»
28 апреля 2019, 21:30
Торино — Милан
Серия А, стадион «Сан-Сиро»
6 мая 2019, 21:30
Милан — Болонья
Лента новостей ФК Милан

«После подписания контракта с «Миланом» получил сообщение от Мораты». Интервью Кшиштофа Пёнтека для Foot Truck

10 февраля 2019, 11:20

«Когда приехал в этот клуб, увидел, как все здесь выглядит… Миланелло произвел на меня огромное впечатление. Это экстаз, не буду скрывать…» — об этих и многих других вещах рассказал в выпуске проекта «Foot Truck» новый нападающий «Милана» Кшиштоф Пёнтек. Журналисты Лукаш Висьнёвский и Якуб Польковский поговорили с ним днем после дебюта в матче с «Наполи» и за два дня до схватки в Кубке Италии, в котором Пёнтек забил два гола.

«Пёна» в выпуске рассказывает, среди прочего, что после трансфера в «Милан» ему прислал сообщение Альваро Мората, а также как появилось характерное празднование забитых мячей в стиле «стрельбы» из пистолетов.

Полужирным начертанием выделены слова польских корреспондентов (примечание).

534

— Кшиштоф Пёнтек шесть раз был на обложке La Gazzetta dello Sport, главного издания в Италии, с 18 января. А множеству поляков, которые годами тут играли, это не удалось ни разу.

— Абсолютный рекорд.

— Легкое безумие?

— Нет-нет, стою на земле.

— У тебя, когда ты переходил в «Дженоа», было около 12 тысяч подписчиков.

— Не-а, четыре с половиной.

— Четыре с половиной, когда ты уходил из «Краковии» в «Дженоа»!?

— Ага.

— А сегодня их почти полмиллиона! Ты сейчас только в начале этой дороги. А потом слава тоже может начать мучить, ты должен это понимать.

— Ну, конечно, я понимаю это, но такова жизнь. Я назабивал голов в Серии А и сам себя бросил под этот пресс. Когда выезжал на медосмотр, папарацци стояли около моего дома — чувствовал дискомфорт. Потому что это моя новая реальность. Нужно к этому привыкнуть. Но сам я не меняюсь, я все тот же человек, которым был раньше. Стараюсь оставаться самим собой и все так же работать.

— Но это все связано и с приятными вещами, потому что мы 20 минут назад наблюдали тут интересную сцену. Кларенс Зеедорф, абсолютная легенда «Милана» узнал Кшиштофа Пёнтека и хотел с ним сделать фотку и дать пятулю [польская игра слов: Piątka-fotkę-pionkę].

— Это, наверное, что-то невообразимое для тебя несколько месяцев назад.

— Это великолепно, что такие люди меня узнают, хотят обменяться парой слов. Так, как Шевченко перед матчем в раздевалке. Еще смешно, что после трансфера и подписания контракта с «Миланом» я получил сообщение от Мораты. Написал мне, что следит за мной с какого-то времени, что моя игра отлично выглядит. Пожелал удачи на новом пути и вообще всего хорошего.

***

— Пах-пах-пах! Этого не было в Польше. Соответственно, это была заготовка…

— Я тебе скажу, что это не было подготовлено…

— Нет?!

— Нет, это такая же правда, что я сижу здесь! После того, как забил второй мяч [в Италии], прокатился на коленях и начал так делать.

— Да, ты и раньше так ездил на коленях [после голов].

— «Пистолеты» сами сложились в выстрелы. Получилось, как получилось, но трибунам зашло. И я позже продолжил делать это уже как талисман. Потому что голевая серия стала сумасшедшей.

— Потому что этот жест стал твоим знаком.

— Да, и люди в Италии сошли с ума по этому жесту.

538

— Мы с Лукашем в Варшаве были на студенческой вечеринке в одном из клубов на Мазовецкой, и все итальянцы, как только узнали, что мы из Польши, начали «стрелять» и кричать «Пёнтек, Пёнтек».

— Да, да, всю вечеринку так было!

— Да, это невероятно. Когда, кажется, «Сампдория» играла с «Ромой» на «Стадио Олимпико», парень в футболке «Самп» во время выхода игроков на поле сделал руками этот жест. Так что это сумасшествие.

— Иногда над такими празднованиями (знаю это из многих источников) раздумывает целый штаб людей. Что бы такого выдумать? Потому что сегодня нужно быть чуть оригинальнее, чтобы выделиться. Как это делает Линдгард…

— Ага, Аудни Вильхьяульмссон [исландский нападающий польского клуба «Термалица»] постоянно как бы ест суп — показывает, что голоден до новых голов.

***

— Все делают так. А я не скрещиваю руки. Только делаю так. Одна рука сверху…

— Правая наверху?

— Да. А вообще, не имеет значения. Обычно правая. И летим.

— И летим.

— Ага, в общем, не скрещиваем руки. Скрещивает этот… В «Баварии» играет, как его зовут?.. А, Левандовский.

— А, тот с «девяткой» на спине?

— Да, тот с «девяткой». Знаешь его?

— Знаешь, очень хотел ту «девятку», очень.

***

— У тебя наверняка был какой-то дружок, плакат которого висел в комнате и о котором ты думал: «О, буду, как он»? И это был не Владыслав Пёнтек?

— Нет-нет-нет, не отец, нет.

— А отец был нападающим?

— Нет, центральным полузащитником, такой «шестеркой», «рексом».

— Такой «шестеркой», которая без паса?

— Да, да. Сунул голову туда, куда некоторые ноги боятся вставить. Первая футболка, которая у меня была, это майка Роналдо из «Реала». Луиса Назарио де Лимы.

El Fenomeno.

— Плакаты были Криштиану Роналду из «Манчестер Юнайтед» и Тьерри Анри из «Арсенала».

— При этом в «Краковии» у тебя была кличка «Левый» [кличка Роберта Левандовского в Польше].

— Это было не из-за каких-то характеристик, а, скорее, из-за легендарного интервью тренера Пробежа…

— Нострадамуса!

— Ага, и все смеялись в раздевалке. Но я к этому относился спокойно, не обижался.

— Потому что ты пенальти, по-моему, пробивал в «Краковии», да?

— Это было объединение стилей пробития Симоне Дзадзы и Роберта Левандовского, верно?

— Да, да. Как-то видел, что Роберт делает это идеально. А если это натренировать и сохранять спокойствие, когда бьешь, то получишь практически стопроцентную реализацию.

— Ты работаешь еще и над штрафными.

— Стараюсь оставаться после тренировок, потому что нападающий из каждой позиции и из каждого «стандарта» должен выжимать голы. И искать моменты. Если честно, пока выходит средне-средне.

— Самый большой рывок ты сделал как раз в технике удара и вообще в своей моторике.

— Физические параметры я поднял в невероятной степени, особенно в вопросах выносливости и скорости.

535

— А что с ударом? Когда вы играли с «Фрозиноне», я говорил с Бартошем Саламоном, и он мне сказал: «Как-то не присматривался к «Пёне» раньше, потому что уже не смотрел «Экстраклясу» [Чемпионат Польши по футболу], но удар у него великолепный». В общем, он был под впечатлением. И недавно мы были у Бартка [Бартоша] Капустки, он сразу же сказал: «У него есть удар!»

— У меня всегда это было, такая способность. Но последние полтора года я улучшил ситуационный удар — в два касания, например. Сейчас у меня гораздо выше КПД реализации.

— Но тренируешь это?

— Да, да.

— А у тебя есть какие-то собственные упражнения на тренировках, или просто на «двусторонке» оттачиваешь это?

— Да, на «двусторонке», но и после тренировок остаюсь, чтобы еще попробовать. Еще у меня есть свои секреты, как ставить стопу. Потому что если посмотреть на мои последние голы в Серии А, то они очень похожи.

— Наверное, это экстаз. Попасть в такой охренительный клуб.

— Я когда подписывал контракт, чувствовал себя обычно. Следующий шаг в карьере, работаем дальше, посмотрим. Но когда приехал в клуб, увидел, как это все выглядит… Миланелло произвел на меня огромное впечатление. Да, это экстаз, нечего добавить.

***

— Итальянцы обожают футбол, в этом плане это особенная страна. Все интересуются кальчо.

— Мы вчера записали на камеру видео, как ты готовишься выйти на поле. Уже в форме, стоишь возле линии. И тут диктор…

— Начал? Это лучшее…

— Ты это слышал?

— Знаешь, нет. Я в такие моменты слишком сконцентрирован, даже не помню этого рева.

— Ну, посмотришь в нашем видео.

— Помню этот рев, когда был в туннеле. Еще перед матчем. Когда оглашали состав.

— У меня перед матчем обычно так, что если играю в стартовом составе, то не выхожу на газон перед свистком. Не выхожу на стадион.

— Ритуалы.

— Да, да, смешной ритуал. Но когда сижу на лавке, то иду посмотреть на стадион — расслабленно подхожу ко всему этому. И у меня были наушники в ушах. Все резервные игроки вышли на поле и сразу пошли на лавку. Получилось так, что я остался на поле один. И слышу рев. Снимаю наушники и все: «О-О-О-О-О-О!» Увидел, что весь стадион по кругу начал аплодировать — поднял руки и сделал то же самое. Так что все эти эмоции еще усилились. Это было невероятное ощущение, что фаны «Милана» меня так приняли. Нового игрока, который еще ничего не сделал для клуба. Восхитительно.

— А знаешь, что ты должен сделать, чтобы они были довольны? Потому что мы вчера немного исследовали тему.

— Если бы я забил десять, то набрал бы двадцать три в дебютном сезоне в Серии А…

— Класс. Слушай, если бы ты в какой-то момент перестал забивать и попробовал найти в Польше кого-то, кто сказал бы, что ты забьешь тринадцать в первом сезоне в Серии А, то не знаю, получилось бы или нет. Я знаю, какую карьеру предвидел для тебя Михал Пробеж, но…

— Но все происходит слишком быстро, да?

— Именно! Наверное, даже для тебя?

— Если серьезно, семь месяцев назад играл на стадионе с лужами и двумя тысячами зрителей на трибунах, а сейчас выхожу на семидесятитысячный Сан-Сиро.

— Заполненный.

— Да. После первой тренировки [в «Дженоа»] сидели дома [с девушкой], и я сказал: «Слушай, ну, если забью в этом первом сезоне 12 мячей, то буду мегадоволен».

— А, то есть, ты уже доволен?

— Нет, ну знаете, аппетит приходит во время еды. Всегда подхожу к футболу так, что я должен тяжело работать — каждый день и на каждой тренировке — и позже все это мне вернется. Так что не смотрю на давление, на то, выхожу на Сан-Сиро или в Кракове, или в сборной Польши. Хочу показать себя с наилучшей стороны, потому что ежедневно для этого работаю.

537

— То есть, ты такой игрок, которому как бы на все плевать, не имеет значения…

— Знаете, я после этого матча… От многих слышал «охренительный дебют», отлично вышел…

— Слушай, ну, чтобы не быть голословным! La Gazzetta dello Sport сегодня пишет, что ты — il migliore, что ты тот парень, который за двадцать минут сделал больше, чем Гонсало Игуаин за весь первый круг!

— Речь о том, что все кричат: «Вау! Атмосфера, все это невероятно, ты отлично вышел на поле. Правда, верь мне, это был отличный перфоманс». Но я говорю: «Ну, окей, вышел на двадцать последних минут, но так на деле ничего и не изменил. 0:0 закончился матч — и все. Может, просто так получилось, что матч во втором тайме немного затух, и после моего выхода немного расшевелился».

***

— Перед этим я болел за «Интер». Но вижу, что изменишь это.

— Ага, «только пять минут как болею за «Милан», а этот «Интер» меня уже за***л» [цитата шутливого твита одного из польских болельщиков].

— Ты уже видел другие мемы? Такой типичный Януш [деревенщина] с носом [в качестве мема для Януша используют обезьяну-носача]…

— Да, да, я умираю с этого…

— И он такой: «Чевченко [Шевченко, пародия на польский акцент в произношении восточнославянских фамилий] — это такое себе, слабый был футболист».

— Нет, лучший мем был знаете какой? «Гражина [типичное имя деревенских девушек в Польше]! Сейчас, если родится сын, назову его Милан».

***

— Интересно, знаешь, сколько поляков играло за «Милан» и кто это?

— Бартек Саламон, но он не дебютировал. Но, собственно, никто и не дебютировал?

— Никто.

— Миськевич, вратарь.

— Да.

— Баргель.

— Да, Баргель Пшемек, готово!

— А мы желаем тебе, чтобы пистолеты всегда были заряжены, чтобы стреляли каждый тур.

— Готовы-готовы, посмотрим. В ближайшее время.

— А не думаешь о новом праздновании?

— Нет, ты что, это бренд.

Расшифровка, перевод и адаптация: Ярослав Лысковец специально для АРФМ

Просмотров: 1773
Комментарии (0)

К данному материалу пока не оставлено ни одного комментария.