Прошедший матч архив текущего сезона
Серия А, стадион «Сан-Сиро»
29 декабря 2018
Милан 2-1 СПАЛ
Кубок Италии, стадион «Луиджи Феррарис»
12 января 2019
Сампдория 0-2 Милан
Суперкубок Италии, стадион «Стадион имени принца Абдуллы аль-Файсала»
16 января 2019
Ювентус 1-0 Милан
полный календарь Следующий матч
Серия А, стадион «Луиджи Феррарис»
21 января 2019, 17:00
Дженоа — Милан
Серия А, стадион «Сан-Сиро»
26 января 2019, 22:30
Милан — Наполи
Кубок Италии, стадион «Сан-Сиро»
30 января 2019, 22:30
Милан — Наполи
Статьи и материалы

Дорогой Карлетто. Глава 10. «Дубль в последнем матче»

10 декабря 2018, 16:20

261

«Карлетто, я буду тренировать сборную Италии. Мне хотелось бы взять тебя с собой».

«Спасибо, мистер, я и не думал, что до сих пор такой важный футболист».

Я был в замешательстве. Сезон подходил к концу, Сакки по большому секрету сообщил мне, что покидает «Милан». А заодно намекнул, что моя карьера футболиста заканчивается. Он ведь предлагал не играть за Италию, а стать его помощником.

Арриго знал, что его цикл в Миланелло завершается (когда такое происходит, то чем раньше ты это осознаешь, тем лучше), и готовился к новому приключению – работе со сборной. Он, Гарибальди из Фузиньяно, мечтал объединить тысячи своих схем в одну идею. До этого момента я даже не думал, что могу стать тренером. Предложение Сакки было словно удар молнии. Впервые я представил себя на скамейке, и мне даже понравилась эта идея. Я понял сразу, что это великолепный шанс. Шел 1991-й год, мне было 32, колени болели. Я мог продолжать играть, но не знал, надолго ли меня хватит.

Сакки, в своих огромных солнечных очках, ушел и не обернулся. Это было не прощание. Он говорил: «До встречи».

Добро пожаловать, Капелло. Это просто вежливость – я не слишком рад был его видеть. При Капелло началось время жесткой конкуренции, которая постепенно отодвинула меня на второй план. И чем больше я чувствовал, что не нужен тренеру, тем больше становилось желание перейти на другую сторону. Стать тем, кто принимает решения и не бегает.

Не могут человеку нравиться все, кого он встречает в течение своей жизни. У нас с Фабио были и есть разные характеры. Проблема – я признаю это сейчас, когда перешел на другую сторону – в том, что отделить профессиональные отношения от человеческих невероятно сложно. Если футболист остается в запасе или на трибуне, он испытывает неприязнь к тренеру. Отношения портятся, это неизбежно. Так произошло и с нами.

Капелло был первым, кто не видел меня в основе. В команде появился молодой парень, в которого очень верило руководство клуба, – Деметрио Альбертини. Он играл намного чаще меня. Я вышел несколько раз, когда травму получил Райкаард, но к концу ноября оказался даже не в запасе – на трибуне. Четыре месяца я был наблюдателем и много размышлял, глядя на то, как другие занимаются тем, о чем мечтаю я, – играют в футбол. На зрительских сидениях стадионов по всей Италии я и принял окончательное решение – я завершаю карьеру.

263

Первый сезон без Сакки стал моим последним в «Милане». Поначалу мне было сложно смириться с ролью резервиста, а потом я смирился. Капелло – очень серьезный тренер, он требовал жесткой дисциплины и четко знал, в каком направлении должна двигаться команда, чтобы создать проблемы соперникам. Он прекрасно читал игру – это его лучшее качество. Тут никаких вопрос, я снимаю перед ним шляпу. Но как человек… Капелло – брюзга и ворчун, он не общался с игроками, особенно не любил обсуждать то, что касалось игры. Обсуждение стратегии и тактики с командой? Это не про Капелло, такого никогда не было. Возможно, поэтому у него возникало много конфликтов с футболистами. Возможно, поэтому Гуллит однажды прижал его к стене в раздевалке Миланелло. Я видел такое раньше только раз, но тогда все было наоборот – Лидхольм во время ссоры приподнял в воздух одновременно Туроне и Пруццо, схватив их за шеи.

Вот как все произошло. Капелло, читая газету: «Рууд, ты сказал неправду. Ты лжец».

Гуллит, не читая газету: «Сейчас я поставлю тебя на место».

Драка. Уверен, многие были за Гуллита, но все вместе мы разняли их. Еще одно очко в пользу Капелло – он не был злопамятным. После таких сцен делал вид, что ничего не было. Во благо команды и свое. В этом плане я веду себя так же. Ссоры между игроками – обычное дело. Как правило, я наблюдаю со стороны – если все серьезно, то, конечно, вмешиваюсь, но предпочитаю, чтобы они решали свои проблемы сами. Когда Зеедорф пришел в «Милан», он не ладил со всеми. Постоянно пререкался с одноклубниками, весь первый сезон. Кларенс много говорит, в том числе об игре. И поначалу многим это не нравилось. Он казался самоуверенным хвастуном, который считает, что знает все. Каладзе и Руй Кошта не выносили его. Зеедорф был в команде пару дней и решил объяснить Коште, как располагаться на поле, как играть. Никто и не думал считать его лидером, он был новичком. Но постепенно дела наладились. Потому что на самом деле Кларенс – лидер. Он – вожак в раздевалке.

В последний год карьеры я все еще был полузащитником, но уже думал как тренер. Это помогло мне психологически: с одной стороны, я знал, что ухожу из этого волшебного мира, с другой – четко понимал, что ждет меня впереди. У меня было много времени, чтобы понять, чем я хочу заниматься. Идея стать помощником Сакки очень радовала. Капелло отправлял меня на трибуну, а у меня внутри уже был готовый ответ: «Молодец. Ты тренируешь «Милан», но я буду тренировать сборную». Все было не совсем так, но эта мысль грела душу.

Решение об уходе было окончательным. Хотя Капелло пытался меня переубедить: «Ты должен продолжать. Ты должен остаться. Ты должен поиграть еще год». Нет уж, Сакки не мог ждать. Тем более, он уже вызвал меня на первый матч у руля сборной – против Норвегии. Как футболиста, но я помогал ему организовать игру в центре поля. Он хотел, чтобы я понял, каким будет мое будущее, моя новая работа.

Моя карьера футболиста подходила к концу, но я был абсолютно спокоен. Я четко знал, что уходить нужно по своему желанию, а не потому, что так кто-то сказал. Иначе будет слишком поздно. Я красиво попрощался с футболом – на «Сан Сиро» против «Вероны», которую тренировал мой первый учитель Лидхольм. Il Barone и Il Bimbo на одном поле, в последний раз. Мы были соперниками, но никогда – врагами. У нас было одно сердце на двоих. Нас объединяли наше сердцебиение и наша страсть. Мне кажется, ему понравилось мое последнее выступление. Мы уже выиграли чемпионат, мне очень хотелось сыграть, и Капелло выпустил меня на последние двадцать минут. Мне показалось, что другие игроки волновались больше меня. Я забил. А потом снова забил. Оформил первый дубль в последнем матче карьеры – лучше поздно, чем никогда. Забил ударом издали и в контратаке. Возвращаясь в центр поля с мячом в руке, встретился взглядом с Барези и решил пошутить. «Франкино, я остаюсь». «Не неси чепуху». Слово капитана – закон. Весь стадион аплодировал мне, а Берлускони после матча заявил: «Мы предложим Анчеллотти контракт на два года». Именно так – с двумя «л». Предложение поступило, но я уже принял решение. У меня было время все взвесить, я был уверен в том, что делаю. Не помню что бы я плакал. Наверное, для слез не было причины.

262

Футболист Анчелотти выиграл все. У человека Анчелотти было двое прекрасных детей: Катя и Давиде. Будущему тренеру Анчелотти требовалось всего лишь повторять за его учителями: Лидхольмом и Сакки, полными противоположностями, но звездами своего дела. Мне повезло, что я встретил их. Мне было бы достаточно взять что-то у каждого из них и немного у Капелло – но совсем немного. Я не волновался – я был в предвкушении.  Моя первая жизнь закончилась, начиналась вторая, времени на отдых не было. Я был хозяином своей судьбы, сам себе босс (не считая президентов). Теперь никто не накричит на меня, если я съем лишнюю тарелку тортеллини. Моим новым кумиром стал Гоффредо Мамели, автор гимна Италии. «Объединимся в когорты, Мы готовы умереть, Италия позвала!». Италия Арриго.

Перевод и адаптация: Юрий Шевченко

Предыдущие главы: Карло Анчелотти «Preferisco la Coppa»

Просмотров: 790
Комментарии (0)

К данному материалу пока не оставлено ни одного комментария.