Серия А, «Виа дель Маре»
Лечче 1-4 Милан
22 июня 2020
Серия А, «Сан-Сиро»
Милан 2-0 Рома
28 июня 2020
Серия А, «Паоло Мацца»
СПАЛ 2-2 Милан
1 июля 2020
Серия А, «Олимпийский стадион»
Лацио — Милан
4 июля 2020, 22:45
Серия А, «Сан-Сиро»
Милан — Ювентус
7 июля 2020, 22:45
новости обсуждение превью Live
Серия А, «Сан-Паоло»
Наполи — Милан
12 июля 2020, 22:45
новости обсуждение превью Live
Лента новостей ФК Милан

Дэвид Хан Ли: «Нашу доброту использовали против нас»

9 января 2020, 11:40
3343
Источник: forbes.com

260

«В конце концов, мы всего лишь люди», – говорит Дэвид Хан Ли, бывший исполнительный директор «Милана», когда его спрашивают о потере клуба в июле 2018 года. Проблема в том, что до недавнего времени никто ничего не знал о человеческой стороне китайских инвесторов.

«Есть несколько причин, по которым мы молчали, – признается Хан Ли, хорошо одетый и профессиональный в своем поведении. –Во-первых, мы больше никому не доверяем. В том числе СМИ. Всего через несколько часов после того, как мы подписали договор купли-продажи, все имена инвесторов были слиты. Это сильно повредило нам. Были даже утечки с наших заседаний совета директоров, но мы не знаем, кто стал источником».

«После важных событий всегда начинались мощные атаки на нас со стороны СМИ, – со вздохом говорит Хан Ли. – В ноябре 2017 года, сразу после того, как мы подписали договор на рефинансирование долга, появилась уничтожительная статья в New York Times. Потом, как раз в то утро, когда мы начали процесс рефинансирования долга в Лондоне, итальянские СМИ снова атаковали. У кого была вся эта важная информация?».

«Мы больше никому не доверяем. Я не хотел, чтобы журналисты вводили в заблуждение читателей или неправильно понимали то, что я говорю. Заголовки могут стать правдой, люди просто хотят слышать и видеть то, что они хотят слышать и видеть. Людям все равно, правда это или нет, и это действительно страшно. Поэтому я предпочел не говорить».

После такого долгого молчания бывшие владельцы «Милана» наконец решили рассказать свое видение истории. Юнхун Ли, человек, который возглавил клуб после Сильвио Берлускони, создал учетную запись в Твиттере. Хан Ли это подтверждает.

«Да, это аккаунт мистера Ли. Ему немного помогают с переводом, но это действительно он, говорит от души. Считает, что его не было слышно в связи с недавними событиями вокруг «Милана». Ему очень больно слышать ложь о себе».

«Инстинктивно он стремится избегать публичности, старается не пересекаться со СМИ. Но ему нравится Твиттер, там он может напрямую общаться с фанатами, делиться своими мыслями, выслушивать их мнения, не зависимо от прессы, которая могла бы переосмыслить его слова. Он хочет очистить свою репутацию».

Китайский бизнесмен вложил в «Милан» более 500 миллионов евро, но ушел, не сказав ни слова. Болельщикам никто ничего не объяснил. Давайте начнем с самого начала. Почему китайские инвесторы вообще захотели купить «Милан»?

Ответ неожиданный – оказывается, их многое роднит с британцами, которые росли и смотрели шоу «Football Italia» Сhannel 4. Только между ними было пять тысяч миль.

«Впервые итальянские футбольные матчи начали транслировать в Китае в конце 80-х и начале 90-х,  с тех пор я полюбил «Милан» – рассказывает Хан Ли. – Много людей, которые родились в 1950-х, 60-х, 70-х и 80-х, любят и уважают «Милан». Они помнят, как клуб доминировал в мировом футболе».

«Для нас история «Милана» была так же важна, как и многие великие игроки прошлого. В «Милане», вероятно, даже больше легенд, чем в «Реале» и «Барселоне». Самые популярные из них в Китае? Шева, Кака, Мальдини, Гаттузо, Пирло, даже Роналдо и Златан, и, конечно, Ван Бастен и Райкард, Барези – да, их очень много».

262

«Когда я был ребенком, мы с друзьями выучили итальянские чанты про игроков «Милана». Мне нравился не только «Милан», но и Италия в целом, Серия А, страна. Около 17 лет назад первый матч, который я посмотрел на стадионе в Италии, был в Милане. Это особенный клуб для меня».

Ничего удивительного, что Юнхун Ли и Хан Ли воспользовались шансом купить клуб, за который болели много лет.

«Это было что-то невероятное, – говорит Хан Ли. – Но уже на следующий день мы поняли, что это очень тяжелое бремя. Я определенно понимал – как футбольный болельщик – чего мы достигли, но мы также стали руководством. У нас было много обязанностей, мы должны были взять на себя ответственность. Для нас было очень важно, чтобы клуб прогрессировал, поэтому не было времени думать о том, что мы сделали. Нужно было работать».

263

«На нас легла ответственность за клуб и миллионы болельщиков – это непросто. Мы хотели, чтобы нас любили и уважали, все этого хотят. В некотором смысле мне пришлось адаптироваться – стать руководителем, а не болельщиком. Как владельцы мы не участвовали в ежедневных управленческих решениях, но советовались с менеджерами, обсуждали с ними некоторые важные вопросы».

«В конце концов, каждый должен взять на себя ответственность за свои решения, поэтому я очень старался адаптироваться. Но, к сожалению, во многих моментах наши руки были связаны».

Китайские владельцы говорят, что искренне любили клуб, а намерения у них были самые хорошие, но мы знаем, чем закончилась эта история. Однако Хан Ли утверждает, что все было не так, как могло показаться на первый взгляд.

264

«Фанаты «Милана» – лучшие в мире, – говорит он с искренней улыбкой. – Они очень уважали нас. Они любят тебя, но только если ты хорошо делаешь работу!».

«Проблема была не в фанатах, а в людях высокого уровня, важных людях, людях, у которых была сила, которая хотела защитить свои интересы. Они постарались сделать все, чтобы избавиться от нас, чтобы держать нас подальше».

Легко представить трудности, с которыми столкнулись новые владельцы, купив клуб, принадлежавший Берлускони с 1986 года. Но проблемы возникли не только в Италии. Как и многим соотечественникам, инвестирующим в европейский футбол, им пришлось действовать в суровых рамках законов Китая об иностранных капиталовложениях.

«Думаю, мне лучше не говорить об этом слишком много! –  восклицает Хан Ли, когда его спрашивают о законах. – Это решение, принятое правительством Китая. Мы должны были соблюдать его».

Безусловно, все было бы намного проще, если бы Берлускони помог китайцам взять на себя управление. Ходили слухи, что бывший владелец был готов стать почетным президентом «Милана».

265

«Мы пригласили синьора Берлускони стать почетным президентом, – подтверждает Хан Ли. – Он согласился. Но за несколько дней до сделки сказал, что не может принять наше предложение. Причину не объяснил».

«Почему мы хотели, чтобы он остался в клубе? Великая история «Милана» – заслуга Берлускони. Это не могло быть забыто. Плюс, у него есть влияние, имидж и связи. Тем более, мы были новичками в стране и надеялись найти кого-то, кто мог бы нам помочь».

«В футбольном клубе вы не управляете машиной – вы управляете тысячами людей. Все должны разделять ваше видение. Мы должны были понять, как это сделать, ведь случилось пересечение культур и философий. К сожалению, у нас не было достаточно времени, чтобы все получилось».

28

Без поддержки людей, на которых они могли бы положиться, и с проблемами, связанными с организацией финансирования для завершения сделки, владельцам клуба пришлось обратиться к необычному решению. Так на сцену вышел фонд Elliott Management, но китайцы по-прежнему вкладывали в клуб крупные суммы, а также находили деньги для погашения долгов.

«В среднем нам приходилось вкладывать 10 миллионов евро в месяц, но первоначальные потребности клуба в капитале были намного меньше, – рассказывает Дэвид. – Пришлось вкладывать больше капитала в компанию, клуб. Намного больше, чем мы ожидали. У нас был определенный бюджет, но менеджеры добились большого успеха с точки зрения получения доходов, а также с точки зрения экономии средств. Это должно было сбалансировать часть первоначального бюджета».

Разобраться с проблемами новым владельцам очень мешали различные слухи и атаки в медиа.

«Ох... СМИ, – со вздохом говорит Хан Ли. – Они изменили отношение к нам. В феврале 2018 года, кажется, я напрямую спросил одного из парней из Elliott, стоят ли они за этими атаками со стороны СМИ, хотят ли стать владельцами клуба. Конечно, он все отрицал».

«Мы слышали о репутации Elliott, но никогда не знаешь, говорят ли правду, пока сам с этим не столкнешься. Всякое бывает: иногда конкуренты распускают слухи. Я не был уверен, что истории правдивы. До определенного момента».

«Я предпочитаю принимать людей за чистую монету, давать им шанс проявить себя. Если бы проблем не возникло, нам нужно было только рефинансировать долг. Но все случилось не так, как мы ожидали!».

266

В Elliott не ответили на запрос о комментарии.

Говорят, легко быть умным задним числом. Но Хан Ли, кажется, искренне уверен – если бы у них было время, они смогли бы улучшить ситуацию в клубе.

«Конечно, мы намеревались вернуть клуб в нужное русло. «Милан» долгое время был в тени, нам нужно было это изменить. Мы очень удивились, когда посмотрели финансовый отчет – доход из Китая был практически нулевым. Мы были очень взволнованы, так как поняли, что действительно можем сделать что-то, чтобы принести доход из Китая в клуб. Это было бы очень хорошим началом работы. Также у нас было много других идей».

«Жутко жаль. У нас были четкие планы и идеи, которые отличались от традиционных источников дохода. Нужно было действовать умно, ведь в тот момент мы не могли конкурировать с топовыми клубами за традиционный доход».

«Наши идеи были очень креативными и сильно отличались от того, к чему привык футбольный мир. Это не только мерчендайзинг, телевизионные права, стадион, а нечто большее».

267

«Мне кажется, что люди во главе «Милана» на самом деле не осознавали, что клуб пусть и остается известным и важным, но становится все менее и менее актуальным за пределами Италии, среди болельщиков за рубежом. Одна из причин – регулярное отсутствие команды в Лиге чемпионов».

Очевидно, что Хан может рассказать больше. Но самое главное, что молчание нарушено и пролит столь необходимый болельщикам «Милана» свет по вопросу, который так их волновал. Юнхун Ли и Дэвид Хан не только потеряли деньги и нервы – по их репутации был нанесен большой удар.

«Я проснулся, и кошмар был настоящим – это был не сон. Я думал: «А как насчет еще 10 миллионов евро на следующей неделе? Что будет с дефолтом? И что будет после этого?». Мы столкнулись со многими проблемами, никто не проявил к нам уважение».

«А мы просто хотели уважать фанатов и итальянскую культуру. Могли бы назначить всех директоров из Китая, но не сделали этого из уважения. Мы не хотели, чтобы фанаты думали, что мы крадем у них клуб. Вот почему мы назначили итальянских директоров. Но нашу доброту использовали против нас».

«У меня был такой сильный стресс, что на больших пальцах остались шрамы от ногтей», – признается Хан Ли, показывая, что он имеет в виду. – То же самое было и с мистером Ли».

В конце концов, они всего лишь люди.

Понравился материал? Поделитесь ссылкой с друзьями!
Смотрите также
Комментарии (0)

К данному материалу пока не оставлено ни одного комментария.