Серия А, «Сан-Паоло»
Наполи 1-3 Милан
22 ноября 2020
Лига Европы, «Пьер Моруа»
Лилль 1-1 Милан
26 ноября 2020
Серия А, «Сан-Сиро»
Милан 2-0 Фиорентина
29 ноября 2020
Лига Европы, «Сан-Сиро»
Милан — Селтик
3 декабря 2020, 20:55 МСК
Серия А, «Луиджи Феррарис»
Сампдория — Милан
6 декабря 2020, 22:45 МСК
новости обсуждение превью Live
Лига Европы, «Дженерали Ческа пойиштёвна Арена»
Спарта Прага — Милан
10 декабря 2020, 23:00 МСК
новости обсуждение превью Live
Лента новостей ФК Милан

Паоло Тароцци: «Не пускал Терима в шлепках на пресс-конференцию. А с Баджо мы чуть не погибли»

23 апреля 2020, 12:03
757
Источник: milannews.it

17 лет в «Милане» невозможно забыть – особенно если работал с одними из сильнейших команд в истории. Паоло Тароцци был «россонеро» с 1991-го по 2008-й, занимал разные должности. Сейчас он отошел от футбола, но с радостью делится воспоминаниями.

– Паоло, расскажите, как вы начинали в «Милане».

«Я начинал с Фабио Капелло, той непобедимой командой. Пришел в августе 1991-го, помогал Паоло Таведже, нашему пресс-аташе. Через год его позвали помогать в организации ЧМ-1994, и я занял место Таведжи. До этого мне посчастливилось работать в Fininvest Comunicazione, с Феделе Конфалоньери и Джованни Белингарди, так что у меня была хорошая школа. У Конфалоньери я научился общаться с журналистами, налаживать очень теплые и дружеские отношения. Я позволял им многое. Футболисты знали, что на территории Миланелло есть зона с журналистами. Но команда всегда побеждала, так что никаких скандалов не было. Я начал пускать на тренировки телевизионщиков, два раза в неделю, снимать команду. Каждый день приезжали 25-30 представителей прессы. Так было до 1999 года. Все соблюдали свои роли, у нас были очень уважительные отношения с медиа».

– То, что сейчас тренеры проводят пресс-конференции перед матчами и после них – это отчасти ваша «вина».

«Точно. Галлиани был вице-президентом Лиги, я предложил ему подписать контракт с медиа, который предполагал пресс-конференции. Так мы окончательно открыли Миланелло для прессы. Но сейчас все очень закрыто. Мне кажется, нужен новый контракт между футболистами и журналистам».

– Какой финал Лиги чемпионов был самым тяжелым с точки зрения вашей работы?

«Афины 1994-го. Мы не были фаворитами, перед финалом проиграли товарищеский матч во Флоренции. В 1993-м самым важным и сложным событием было возвращение Марко Ван Бастена, который уже не был тем самым Ван Бастеном. Так что эти два финала были самыми сложными, хоть и прямо противоположными с точки зрения результата».

– Кем был для вас Ван Бастен?

«Расскажу историю, которую мало кто знает. Я тренировался с ним во время его тяжкого испытания. Я ведь играл в Серии С1 и очень любил футбол. Марко не мог заниматься с командой, я попросил у Капелло и Галлиани разрешить мне заниматься с ним. Это была большая честь – даже переодеваться рядом с ним».

– Насколько сложно было организовать его прощальную пресс-конференцию?

«Как нож в сердце. Мы два месяца знали, что он больше не будет играть. Но не знали, собирается ли он объявлять об этом. Нужно было подождать, найти подходящий момент. Он решился, сделал круг почета перед матчем за трофей Берлускони. Я видел мало таких игроков, как Марко. Было очень сложно приглашать журналистов на эту пресс-конференцию».

- Расскажите о финале в Манчестере в 2003-м.

«Невероятная Лига чемпионов. С «Интером» рубились на смерть, вспомните сейв Аббьяти после удара Каллона. Жаль, что тот финал мы не выиграли в основное или дополнительное время, но радость все равно была огромная. Очень много работы, нужно было столько всего организовать. Найти баланс между требованиями команды, которая готовилась к финалу, и медиа, которые требовали постоянного контакта с футболистами и тренером. К счастью, правила УЕФА нам помогли. Но давление было максимальное, в такой ситуации нужно, чтобы все прошло гладко».

– Был ли игрок, с которым было сложно?

«Я 12 лет возглавлял пресс-службу, и почти никогда наши футболисты не отказывались общаться с журналистами после матча. Мы гордились тем, что игроки «Милана» не прячутся после поражений. На пресс-конференции, кроме тренера, тоже приходили футболисты. Но, конечно, после некоторых поражений приходилось их чуть ли не умолять. Помню, после проигрыша «Лацио» Пануччи должен был выйти к медиа, он отказался. Вместо него пошел Тассотти».

– О ком из обладателей Золотого мяча у вас самые приятные воспоминания?

«Все отличные ребята, но я выберу Шевченко. Прекрасный человек. Он приехал к нам с правильным менталитетом, очень хотел добиться успеха. Его рвению не было равных. Приходил на тренировки за два часа до начала и оставался после окончания. Поначалу тренеры пытались остановить его, но это был ураган».

– Какой человек Веа?

«Великолепный. Очень харизматичный и невероятно скромный. Он купил дом в Милане, но спал на полу. В раздевалке создавал отличную атмосферу. Он пришел в 29 лет, и, в первую очередь, в глаза бросались его человеческие качества, а потом уже игровые. Он был лидером команды, так что я не удивился, когда он стал президентом Либерии».

– Расскажите что-то, о чем никто не знает.

«Я писал письмо Руда Гуллита Нельсону Манделе в июне 1993-го. Мы были в туре в ЮАР, но Руд тогда отдыхал. Однако он очень хотел передать послание президенту, которому посвятил свой Золотой мяч. Я написал письмо, его одобрили Гуллит и Галлиани».

– А тот случай, когда вы и Баджо рисковали жизнью?

«Сейчас мне хочется смеяться, когда я его вспоминаю. Но тогда было действительно страшно. Мы ехали в больницу Варезе, проведать ребенка, который болел за «Милан». Роби был за рулем своего внедорожника, и уже на подъезде к парковке, мы съехали в кювет. Остановились рядом с обрывом. Мы три часа ждали, пока нас вытащат».

– Последний вопрос. С кем из тренеров было сложнее всего?

«С Фатихом Теримом, никаких сомнений. Номер один из номеров один. Мы хорошо дружили, но он – особенный персонаж. В «Милане» были правила, на пресс-конференции нужно было приходить хорошо одетым. А он ходил в футболке, шлепках, с зубочисткой во рту. Однажды я увидел, как он в таком виде идет в зал для пресс-конференций, где все его ждут. Пришлось закрыть дверь, просить его переодеться. Он ответил: «Но, Паоло, я – Император, я делаю, что хочу». Я пояснил ему, что в «Милане» некоторые вещи делать нельзя».

Понравился материал? Поделитесь ссылкой с друзьями!
Смотрите также
Комментарии (0)

К данному материалу пока не оставлено ни одного комментария.